Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

(no subject)

В СССР, кстати, о членстве Менотти в компартии вообще не упоминалось никак, никогда. Да и в РФ. Я вот - совершенно случайно узнал.

Аргентинскую хунту тоже отнюдь не клеймили, в отличие от чилийской. Эскадроны Смерти поминали - но подавали их как самодеятельных подпольных неофашистов, а не как организованный террор.

СССР у Аргентины потому что пшеницу покупал?

аргентина

Я, собственно, Аргентиной чего заинтересовался? Ну, Борхес и его друзья, ага. Ну, Марадона. Ну, причуды Перона. Но последнее, что меня убедило погрузиться в чтение книг и справочников - тот факт, что Менотти, тренер футбольной сборной 1974 - 1982, выигрывшей чемпионат мира 1978, состоял всё это время в компартии, чего не скрывал.

А при этом с 1976 - 1982 в Аргентине правила военная хунта, которая практиковала массовый анонимный террор: организованные ею Эскадроны Смерти тайно похищали, пытали, убивали представлявшихся им подозрительными. Целыми семьями, с жёнами и детьми! И всего истребили не менее 30 тыс. человек.

Вот я и удивился - как это?

Вот и читаю. До середины 19 века дошёл.

*
https://www.facebook.com/miroslav.nemirov.3/posts/673369692797615

бымс бымс

Историю Аргентины пытаюсь себе в голову инсталлировать. Пока начал с вот этого: Феликс Луна. КРАТКАЯ ИСТОРИЯ АРГЕНТИНЦЕВ http://lib.rus.ec/b/444635/read#t24.

Понятно, меня в основном двадцатый век интересует - Перон и последующее. Особенно - 70е: возвращение Перона, Изабелла Перон, монтонерос, эскадроны смерти, хунта 1976 - 1983, и все вот это.

Если кто подскажет, где об этом что связное и, по возможности, неангажированное прочесть - тому будет зэ вери грейт сеннкъюэйшинг.

*
Обсуждение здесь - https://www.facebook.com/miroslav.nemirov.3/posts/671589582975626

ритмоизыскание

Э.Верхарн. Рыбаки. Перевод М.Гаспарова.

Ночь. Снег.
Река. Луна.
Огоньки. Рыбаки.
Судьбы в безднах. Неводы над безднами.

Полночь бьёт.

Сырость. Сирость. Безмолвие. Онемение.
Каждый тянет своё из чёрных вод.
Боль. Беду. Нищету. Раскаяние.

У реки ни начала ни конца.

Тишь. Смерть.
Не дырявит туман кровавый факел.
Люди удят себе погибель.

А над спинами, над тучами, над мраком –
Светлокрылые звёзды в голубизне.

Но застывшие этого не чувствуют.

*
Мне очень нравится, как оно здесь заводится постепенно, ритмичесое движение:

1 строка: Ну, начнём так? – спондей.

2. Нет, лучше вот так – чуть попросторней метр, ямб

3: Нет, вот так, ещё просторней : анапест.

4: А хуй с вами со всеми, всё это не то мне удобнее! – и пошёл херачить любимый гаспаровский хорей, яя. Не без стяжений и вспучиваний, конечно.

продолжим про верлибр

Э.Верхарн. Труп

Мой рассудок мёртв –
В гложущем саване он плывёт по Темзе.

Над ним стальные мосты,
Лязги поездов, тени парусов,
Красный циферблат с застывшими стрелками.

Мой рассудок мёртв,
Не вместив желания всё понять.

Мимо стен, где куются молнии,
Мимо мутных фонарей в узких улицах,
Мимо матч и рей, как кресты Голгоф.

Мой рассудок мёртв,
Он плывёт в погребальный костёр заката.

Сзади – город вздымает дымы,
Вокруг – волны, глухие, как набаты,
Впереди же – бесконечность и вечность
Всем, кто мёртв.

*
Опять же - верлибр? По-моему, ни фига не верлибр, а опять же дольник - и опять же на хореической основе. И опять же, время от времени разворачиваемый до хорея уже чистого, без смещений:

"Красный циферблат с застывшими стрелками."

Да и

"В гложущем саване он плывёт по Темзе."

Тоже правильный хорей, только что со спондеем.

Любил Гаспаров хорея.

*
Унываю, между прочим.
Хандра и тоска, изнеможение и бессилие.
Мой рассудок жив - но весь в страхе и трепете.

(no subject)

- Ты за барунгар - аль за джуунгар?
- Я? за барунгар. А ты - за джуунгар?

- Я, блять за пожар! - А я блять - за угар!
А такожде хабар! А такожде кумар!

Мы за барунгар! Мы за джуунгар!

Футы-нуты кнУты гнуты - о! кошмар!

про задротов

Предыдущее, конечно, - поэтическая неправда.
На самом деле всякий разумный командиров задротов поставит в перёд роты - бежать по минному полю. Всё равно больше они ни на что не годятся - а так и людям польза будет, и им - почётная гибель. А не утопление в сортинре, что, по идее, им положено судьбой.

галковский

Продолжаю изучать, раз уж вызвался:
Образец скулежа пополам с интимничанием:
http://samisdat.com/3/311-869.htm

"Осознав свою ничтожность, я мечтал о несчастной любви. Мне хотелось встретить её, я успокаивал себя тем, что у каждого человека должна быть любовь, пускай несчастная и несбывшаяся. Точнее, несчастная, но сбывшаяся. На тысячи ладов я представлял себе сначала холодный гнев и презрение, а потом ещё более обидное равнодушное участие, холодную и брезгливую жалость. Но всё равно это - рука, насмешливо комкающая моё письмо-признание, - даже это было так хорошо, светло. Всё получалось, жизнь получала осмысленность. Возникало светлое, необидное прошлое, несчастная, но достойная "личная жизнь".

....................
Набоков вспоминал, что он в 17 лет ещё никого не любил, но уже спокойно знал о будущей, ждущей его светлой любви. Хотя, заметил Набоков, было все же тоскливо.

В 17? Разве это "ожидание"? А вот в 18? И всё тянется, тянется. Пустое, тус-клое одиночество. А тут 19 лет. Потом 20, 21, 22. Почти каждый день кончается одинокими слезами. И праздники - Новый год, день рождения - уткнувшись в подушку. А тут 23, 24, 25, 26, 27. Молодость проходит, уже прошла. И наконец всё сбывается, но в виде дешёвого "Тупика", когда сокровенная тайна личности, её трагедия выбалтывается первому встречному-поперечному читателю просто так. То, что мечталось как выговаривание перед сочувствующим и жалеющим человеком, внешне чужим, но внутренне, в моем мире, абсолютно близким и родным, превращается в лучшем случае в "рассказ об Одинокове", бормочущийся в скучном сумраке пригородного полустанка случайному знакомому.

Все сбылось. Всё, по крайней мере достаточно значительная часть, сказана. Теперь делиться не только не с кем, но и нечем. Персона обернулась персонажем. Книга эта - злорадство, тупик, петля на моей шее, итог моей несостоявшейся жизни.

А ведь могла же она состояться. Гоголь писал, что сбоку Павел Иванович Чичиков был похож на Наполеона. Вот и жизнь моя в одном из миллионов возможных ракурсов, хотя бы в одном единственном, могла бы стать Трагедией."