Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

(no subject)

10 января в 12:50 ·

(что читаю)

Начал с Кастанеды, перешёл на ЛСД, Тимоти Лири и всевозможных академических первопроходцев психоделии (вот например, отличное - "Тимоти Лири, Искушение будущим" http://www.e-reading.club/book.php?book=105316 - собрание воспоминаний о Лири и ранних годах психоделии от первопроходцев, вроде Альперта и проч.).

Ну и в результате сижу и читаю про битолзов, которых я фанат.

Вот это: http://www.wingspan.ru/booksrus/antr/contents.html

*
Битолзы были всё-таки невообразимый феномен, эх йох ачача!

*
https://www.facebook.com/miroslav.nemirov.3/posts/743985332402717
*

(no subject)

(чё узнал)

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D0%B8%D1%80%D0%B8,_%D0%A2%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D1%82%D0%B8 :

«В 1969 году Тимоти Лири заявил о своём участии в выборах на пост губернатора Калифорнии, бросив тем самым вызов Рональду Рейгану.

Предвыборная кампания Лири проходила под лозунгом «Собирайтесь, и устроим вечеринку» (англ. Come together, join the party).

Свою знаменитую песню «Come Together» Джон Леннон написал специально для Лири, взяв за основу его предвыборный лозунг.»

*
https://www.facebook.com/miroslav.nemirov.3/posts/743145942486656

тушинофторнегг

А второе отделение дам – про Тушино Будущего. Там спою наброски песен из будущего альбома "арока" "Человек Будущего (Есть ли жизнь в оффлайне)", который мы начали изготавливать совместно с Артуром Струковым. Такие примерно:

аррок немиров набросок человек будущего 2011 06 14
http://www.youtube.com/watch?v=aMJpzPRJuMc



Человек будущего, я иду по будущему,
Сигарету будущего курю ртом будущего,
Потом что это - двухтысячный год.
Вот он идёт, уж который год, -
Двадцатьпервый век, двухтысячный год

- Счётная мощность – алеф-ноль.
Континуальная – алеф-омега.
А я – я, я, я, удивительно, но я являюсь – живой!
Я – вот тут, и живой, в самом разгаре
Двадцать первого века.

Человек будущего, вот я рукой будущего
Буквы будущего шлю в киберспейс будушего, -
Он наступил, двухтысячный год,
Который уж год вовсю идёт,
Оно, светлое будущее, дветыщиодиннадцат год.

- Счётная мощность – алеф-ноль.
Континуальная – алеф-омега.
А я – я, я, я, удивительно, но я являюсь – живой!
Удивительно, но - я – живой, в тут вот, да в разгаре
Двадцать первого века.

"Двухтысячный есть, а счастия – нет".
Так и тянет сказануть здесь.
"Счастия нет, хоть и есть интернет…"
Только неправдочка ваша. Счастие - есть!

Ведь счётная мощность – алеф-ноль.
Континуальная – алеф-омега.
А я – я, я, я, удивительно, но я являюсь – живой!
Вот оно счастие: я – удивительно, но - я вот тут, и живой, тут, в разгаре
Двадцать первого века.

- 4 июня 2011. По пути на наш концерт в Андерграунд Резистенц.

*
Артурбанище тоже там будет. Может, споёт и свои набросочки.

И новая наша, аРрока, участница Лена тоже будет, представлю её общественности. Возможно, она покажет свои удивительные звуковые коробочки - и сыграет на них. Эти коробочки издают разные поразительные вуки, в запланированнном футурологическом альбоме мы собираемся активно их применять.

соль - окончание

вот эта: http://www.saltt.ru/node/9556

8. Возвращаясь к рокенролльному грому и звону. Вот это, ещё конечно:

The Beatles — Bad Boy (Remastered).
http://www.youtube.com/watch?v=GmJeUJlzTg4&feature=player_embedded



Помещал я эту песню уже тут, в «Соли». Но и ещё раз помещу. Уж очень я этой песни фоннат! И очень уж она очень подходит к описанному в стихах. Она к тому же малоизвестная, на альбомах не выходила, только в США синглом, и ещё на сборнике «Олдис бат Голдис» 1966 года.

«Олдис бат Голдис» как раз тогда, весной 1983, у нас был, в общаге на Мельникайте, у Шуры Евдаша. На боббине. На его магнитофоне «Нота» мы с большим восторгом эту песню не один раз слушали.

9. Или вот это:

Beatles — Twist & Shout
http://www.youtube.com/watch?v=h6TIEkB4_F8&feature=player_embedded



Нью-Йорк, Ши Стадиум, 15 августа 1965, самый большой концерт в истории битолзов, первый в истории рок-концерт на стадионе. 55 тысяч верещащих девчонок!

С ума сойти. Надо нам на какой-нибудь песне подложку из такого дикого визга и свиста подложить. Для крутоты!

соль - продолжение

7. Рокендролльный гром и звон, о котором речь в стихах? Ну, вот например:

Little Richard, Tutti Frutti
http://www.youtube.com/watch?v=QFq5O2kabQo&feature=player_embedded



Это я случайно осенью 1980 услышал в передаче «Вокруг Смеха». Так-то телевизора в 1980-е у меня никогда не было, но вот каким-то образом я это увидел — там артист Филлипенко читал монолог бывшего, раскаявшегося битника-стиляги — а в конце вот это и завёл. Тот самый, где «а Козёл — на саксе!» Я пришёл в дикий восторг. Что и аукнулось:

Уж около тридцати ему было, когда прославился и добился верхних мест в чартах. Литлл Ричард. И чё? Как рапорядился этим? А вот так: пару лет поорал ракендролл, после чего всё бросил, и стал проповедником в своей местной церквушке. До сих пор проповедует. Восхищаюсь.

Типичная картина, кстати, в США. Первые пришедшие на ум — Питер Грин, гитарист, Морфи шахматист, Фишер, снова шахматист, Эмерсон, писатель, Сэлинджер, писатель. И др. и др. Всё бросить и на вершине успеха уйти в тайную внутреннюю жизнь.

durnenkov_slava: А как вам Ванда Джексон? Ключевая тетка же в этой истории.

nemiroff: Чё-то не впечатляет. На тюбах, правда, очень мало её видео. На них — какое-то ракенролльное КСП. Зря она на гитаре бренчит. Пела бы без гитары, сама по себе — может, увлекательней было бы.

tyoma: Питер Грин всю жизнь прожил в Англии, живет там и сейчас — играет вовсю.

nemiroff: Да, я его с Элом Грином перепутал. Моя вина.

tyoma:

Little Richard — Great Gosh A'mighty (From «Legends of Rock 'n' Roll» DVD)
http://www.youtube.com/watch?v=ZdM4gSzb_ug&feature=player_embedded



1989 год. Ни хрена себе проповедь.

nemiroff: Гыгы. На пожилого, но упорно молодящегося гомосека как-то он тут похож.

Но вообще, в Америке проповеди бывают своеобразные. Например:

7.1. Sister Rosetta Tharpe — Up Above My Head
http://www.youtube.com/watch?v=JeaBNAXfHfQ&feature=player_embedded



(продолжение следует)

продолжаю собирать про аррок

лукэтми, 2 ноября 2010 года

http://www.lookatme.ru/flows/sreda/posts/109241-sreda-gorbacheva-arrok-cherez-okean-pleylist-gruppy-i-kontsert

Написал sredagorbacheva

"Парадоксальный и ужасно любопытный проект Мирослава Немирова и Игоря Плотникова: панк-рейв от ветеранов сибирского панка. Презентация альбома «ачОча!»; первый концерт в большом электрическом составе

Мирослав Немирова и Игорь Плотников - герои сибирского панка конца 80-х, в том числе приложившие руку к созданию «Инструкции по выживанию». Несколько лет назад они дистанционно объединились в группу «Аррок через океан», и по интернету (поскольку Плотников живет не в России) записали альбом «4 фонтана»: минималистичный электропанк, сделанный с помощью простейших приборов и программ, с дикими немировскими восклицательными текстами, про алкоголизм, Путина, и так далее, была там, например, шестиминутная песня «Ненавижу всю хуйню» на протяжении которой Немиров повторял одну фразу, вынесенную в название.

Тогда же «Аррок» выступили минимальным составом (вдвоем) на «Винзавод» - это был их единственный концерт в Москве. Теперь «Аррок через океан» возвращаются с новым альбомом «Ачоча!» (скачать его можно здесь), и выступают завтра, в среду 3 ноября на Среде Горбачева в клубе Ikra, с расширенным живым составом, в котором играют десять человек, играющих на всем чем только можно, от маракасов до балалайки.

В первую очередь музыка «Аррока» - это чистое веселье, потеха, простое и остервенелое дурачество. Ключевая фигура тут - конечно Мирослав Немиров, панк со стажем, безумный поэт, с одной стороны совершенно комический, с другой стороны вызывающий какой-то уважительный трепет. Александр совершенно верно написал: при прослушивании «Аррока через океан» очень полезно представлять себе, как Немиров выглядит: http://www.saltt.ru/photos/files/nemirov_670x503.jpg

Кроме всего прочего, про него имеется статья на Луркморе, а так же своя собственная Википедия.

Как обычно, мы попросили музыкантов «Аррока» составить список повлиявших на них песен, и результат, в общем, не требует никаких комментариев от нас:

Sex Pistols — «Holidays in the Sun»
http://www.youtube.com/watch?v=XWF9MMxnekQ



Игорь Плотников: «Впервые услышал, учась в университете на инязе. Долго не мог понять на каком языке поется эта песня - выяснилось, что как раз на английском. Стал яростным фанатом Пистолз. Роттен — глыба, матерый бескомпромиссный человечище, я таких немногих встречал: Немиров, Неумоев, Ари Ап. Песня «Аррока» «В Суздаль не поехали» начинается примерно так же, как «Holidays In The Sun».
Collapse )

(no subject)

01.11.2010 среда горбачёва
http://sredagorbacheva.ru/2010/11/01/miroslava-duma/#respond

Это надо было видеть — как посреди «Кофе-хауза» огромный бородатый Мирослав Немиров бил в бубен, рылся в записях и к явному удивлению всех посетителей заведения громко читал матерные стихи про Путина. Это надо было слышать — просто потому что немировские интонации очень плохо передаются на письме. Тем не менее, как-то передаются — и это, на мой взгляд, одно из лучших интервью, которые получались в рамках «Среды». Даже если вы не собираетесь на концерт — почитайте; не исключено, получите некоторое удовольствие. Участники группы «Аррок через океан» — о зарождении сибирского панка, идейном противостоянии с Егором Летовым, найскоре, группе Cheese People как источнике вдохновения, песнях протеста и о многом другом.

действующие лица:

Мирослав Немиров — тексты, голос

Игорь Плотников — музыка

Гузель Немирова — импрессарио

Аркадий Кузнецов («Инструкция по выживанию», «Гражданская оборона»,

«Великие октябри» и пр.) — гитарист концертного состава «аЧо»

— Зачем вам, людям взрослым и вроде как вполне состоявшимся, вообще понадобился «Аррок через океан»?

Плотников: В 2006-м году я стал сочинять песни, играть на гитаре и их записывать. А наш тюменский товарищ Шапа (Юрий Шаповалов — Прим. ред.) меня всячески поддерживал — и Немирова к этому делу тоже всячески подталкивал. Немиров же у нас известный деятель панк-рока. Но Немирову мои песни не нравились. Он говорил — пафосная херня!

Немиров: Мне вокалы не нравились! Песни-то хорошие — мне не нравилось, как ты пел!

Плотников: И тогда он решил петь сам. Осенью 2008-го я переехал в Голландию, и Немиров предложил записаться.
Немиров: Ну да, ты продолжал долбить — да что, да почему, да давайте участвовать… А тут мне Гельман подарил микрофон — точнее, мы убедили Гельмана, что в галерею, где мы проводили литературные вечера, надо купить микрофон. Я Плотникову говорю — ну хочешь, напою? «Напой!» Я и напел для смеха: правды нет, Россию продали, один труд остался. Плотников на следующий же день сделал из этого панк-рок. Ну и понеслось.

— А до этого у вас, получается, был долгий перерыв в музицировании?

Плотников: Ну как — перерыв? Да я и не был никогда музыкантом. Все эти «инструкционные» дела — я там колбасился, участвовал в общем процессе. Музыкальное участие было таким — две песни только, которые мы с Шапой сделали: «Жалкая ложь», которая вошла в «Инструкцию по обороне», и «Генералы и майоры». А так — я ходил по городу с саксофоном и во фраке, мне сигналила машина Скорой помощи, а одна девочка, которая сзади шла, сказала: «Мама, мама, смотри, Онегин идет!». А у Онегина — щетина трехдневная.

Немиров: «Инструкция по выживанию» — это же был большой конгломерат: музыканты, художники, фотографы и просто сочувствующие.

Плотников: Это была движуха, которую Немиров совместно с единомышленниками запалил. Но музыкантом я никогда не был. И он не был. Правда, в середине 90-х хотел драм-н-басс играть и всех к этому склонял.

Немиров: В 93-м! Я слушал по радио «Станция» джангл, бегал и кричал — вот она, правда жизни открылась! Нужно это самое! Ну на меня смотрели и пальцем у виска крутили.

Плотников: А «Аррок через океан» начинался как проект таких песен протеста. Поэтому — «Правды нет, Россию продали», ну из старого советского анекдота.

Немиров: Пародий на песни протеста!

Плотников: Но поначалу это все был панк-рок. А потом чисто техническая сторона поменялась — я купил макбук, и в нем делать музыку и открывать какие-то новые возможности стало легче. И оно все перетекло в то русло, которое сейчас.

Немиров: Да и панк-рок — совершенно давно мертвая музыка.

— А до «Аррока» вы какую-то связь поддерживали? У вас же судьбы довольно по-разному сложились, я так понимаю.

Плотников: В 90-х мы вообще не держали связь.

Немиров: Я в 87-м году из Тюмени уехал. Жил в Ростове, в Москве, время от время возвращался в Тюмень — мой адрес был Советский Союз. И рок-музыкой не интересовался, поскольку, на мой взгляд, она пришла в глубокий упадок. А интересовался современным искусством. Подружился с Тер-Оганяном, Кошляковым, мы затеяли товарищество «Искусство или смерть» — туда-сюда, галереи, перформенсы, все дела… Ну и писал стихи — уже стал чистым поэтом. А потом все 90-е тоже писал — «Тюменщиков» и всякую литературу. Уже в глухом андеграунде, ни с кем не общался, сидел, сочинял. Музыку не слушал, кроме радио «Станции», как она называется и кто исполняет — тоже не знал. И до сих пор не знаю. А Плотников закончил университет в 90-м, он филолог по образованию, устроился в западную фирму переводчиком и поехал осваивать севера, добывать нефть и все прочее. А поскольку держать просто переводчика — слишком большая роскошь, начал и всем остальным заниматься.

Плотников: Да не роскошь! Нас просто обучали другому потихоньку. И мы стали делать то же, что все. Начиналось все по северам тюменским, вахтовым методом. Потом одно-другое, с места на место: я оказался в Коми АССР, затем в Казахстане, в Айзербайджане, в Грузии — где есть нефть, туда и бросало. И так получилось, что мы с женой в Тюмени за 10 лет были, может быть, год: потому что мы сидим в Казахстане, допустим, и у нас выбор — ехать в Сибирь или куда-нибудь в Тайланд или еще в какое-нибудь путешествие. И мы решили эмигрировать — и уехали в Канаду в 2000 году, потому что проще всего. Причем я нефтью там не хотел заниматься. Я пошел учиться на компьютерного аниматорщика, получил диплом, работал во всяких программах, которые для телевидения и для киноиндустрии, спецэффекты и все такое — но по специальности работу так и не нашел. Помыкался-помыкался — и подался обратно на родные нефтяные промыслы. Я работаю в снабжении нефтяных компаний — при добыче и разведке эксплуатации месторождений. Это такой маленький бизнес, где все друг друга знают — скажем, работу в Конго мне предложил тот же человек, который когда-то меня на самую первую работу устроил еще в Тюмени.

Немиров: Ну вот! А потом наступил двухтысячный год, появился интернет — тут-то мы все и сошлись в киберпространстве. Образовали маленькую виртуальную компанию — Плотников, Шапа, мы с Гузелью. Те же самые инструкционщики. Хотя конкретно с «Инструкцией» все закончилось в 87-м году. После «Ночного бита» — все. Еще некоторое время мы там повожукались с «Культурной революцией», с Артуркой Струковым; также «Джек и Потрошители» были. В общем, там из этой «Инструкции» выросла масса всего путем почкования — и время от времени эти почки расцветают.

— То есть вам все, что после «Ночного бита», неинтересно?

Немиров: Почему? Мне очень нравятся пластинки начала 90-х. Последнее, что я слышал, — «REX», ну и там есть отличные песни. А так-то Роман Неумоев очень долго со мной воевал, потому что я ему Советский Союз развалил. В буквальном смысле. Я демон! Засланный инопланетянами! И развалил Советский Союз. Ради чего? Чтоб поднасрать Роману Неумоеву! (Все смеются.) Но теперь он отказался от этой теории, сейчас у нас вежливые отношения. Правда, последний раз, когда мы виделись, это было очень странно. В 2002-м году Гузель заболела, лежала в больнице — а я сидел дома и потихоньку попивал. Звонят Артурка с Ромычем — сейчас приедем. Ну давайте, хрен с вами. Приехали. Туда-сюда, поговорили вежливо. Пошли Гузель навестить. Приходим к больнице — Ромыч говорит: не, я не пойду, там дурная энергетика. Хорошо, вернулись. Опять поговорили вяло. Ну и вот Ромыч уходит и выкладывает на стол 500 рублей: мол, купи Гузели чего-нибудь. Я отвечаю — Ромыч, спасибо, за заботу, конечно, но в данный момент я не бедствую. «А, ну тогда это тебе будет гонорар. За песни.» Я говорю — э, нет, Ромыч! 500 рублей в качестве гонорара маловато! (Смеется). «Чем богаты», — сказал Ромыч и быстро-быстро убежал. Я, конечно, мог ему бросить вслед эту пятисотку, но по здравому размышлению не стал — пошел и пропил.

— Ну то есть вы какую-то связь «Аррока» с этими инструкционными делами ощущаете?

Немиров: Ну конечно, историческая связь есть — куда ж от нее денешься? Мы сделали клипы на три песни «Инструкции». Еще сделали очень раннюю песню «Инструкции», которая еще до Ромыча была сочинена: я тогда работал учителем в школе, там же жил, мы там репетировали по ночам. «Предновогодние дни» она называется, причем там все поучаствовали — и Аркадий Кузнецов, и даже солистка «Барто».
Плотников: Кстати, ты знаешь, что в «Ладе Дэнс» рифф основной — это «Не осталось никого»? Я предлагаю на концерте плавно с нее и перейти на последний куплет «Не осталось никого».

— Я хотел спросить про ваше отношение к Летову. Потому что вы как-то его регулярно костерите в ЖЖ и прочих текстах — а в общественном сознании-то все равно «Оборона» и «Инструкция» один конгломерат собой являют.

Немиров: Вот как только оно стало становиться конгломератом — я оттуда и ушел. Потому что Летов мне не нравился ни в какую. Ни в каких своих проявлениях. Даже не лично Летов — я с ним практически знаком не был, виделись раза три-четыре. А то направление, которое он развивал и которое возобладало, мне было крайне омерзительно. Собственно, и Ромыч уже от Летова открещивается последние лет 15.

— Ну а почему омерзительно-то?

Немиров: А вот про это я написал! (Роется в бумажках.) Вот. Летов — это русский рок. Волосатый, потный, похмельный! Истерический рев, до фига этих, слов! С рыбной чешуей в бороде, с сиськой пива… (Все смеются.) Это то, что я ненавижу. Потому что, во-первых, я сам такой — и это мне в себе очень не нравится. А во-вторых, это такая русская традиция, идущая от Достоевского. Но есть ведь и другая русская традиция! Пушкин, Набоков… Так, у меня это тоже записано. (Роется в бумажках.)

Плотников: Тютчева забыл!

Немиров: Пушкин, Тютчев, Набоков, Хармс…И мы в «Инструкции» с самого начала хотели такую линию легкого, летящего, свежего музона развивать. Мы не были никакие сибирские панки. Мы были волновики. Мы ценили новую волну. Soft Cell. The B-52’s. UB-40. Public Image Ltd. И Sex Pistols, конечно. А Летов это все ненавидел! Все, что я перечислил. И мы вот, как — два разных полюса, никак не слиться нам, идет война священная… Как там? Народная война. Летов любит прямо противоположное. Из «битлзов» он любит что? Хуйню какую-то. А я люблю «Rubber Soul». Из «бич бойсов», он ими восхищается, он любит что? «Pet Sounds», блядь! Тьфу! А я люблю — «Surfin’ USA». И так во всем. Я проводил сопоставление. Вот недавно наткнулся — он ругает Синатру и Моррисси, зато вот Дилан и Коэн — это люди. А для меня Дилан, Коэн и Уэйтс — это Шуфутинский. А вот Синатра и Моррисси — да… Короче, вот так.

— Мне как-то неочевидно, как «Аррок через океан» соотносится с Тютчевым.

Немиров: Как? Как неочевидно?! Мы продолжаем ту же линию! Ту же линию, только не словами, а звуками. Я ж говорю — легкий, ясный, летящий…

— Но при этом громкий и быстрый. Чего не скажешь о Тютчеве.

Немиров: Ну это уж как сказать! «Мужайтесь, о други, боритесь прилежно» — очень громкий стих. И потом — я у тебя в этой твоей заметочке увидел слово, как оно называется? Да, найскор. Я не знал такого. Спросил у Плотникова — он тоже не знал. Пошли в «Гугл». Там сказали, что это непрофессиональное самодеятельное творчество для друзей и знакомых. Так и правильно! Мы такие! И Тютчев был такой, и Хармс, и подпольные советские художники-нонкомформисты. И «Аквариум» начала 80-х. Все хорошее у нас, все то, что мы ценим, оно такое и было. Оно, как писал Розанов, хоть и врал при этом, обращено к своей компании и неведомому другу. На кого мы ориентируемся? Да примерно на меня 78-го года, который сидел в диком Надыме, блядь, и крутил ручки радиоприемника, слушал всю хуйню. Вот! Так мы соотносимся с Тютчевым! Тут еще видишь, в чем дело — это очень плохо, что производите вы разделение. И рокера сраные производят. Потому что неграмотные. И художники. И литераторы ни хуя не знают, кроме своих буквочек. А на самом деле искусство — это единый поток. Пушкин. Тютчев. Маяковский, Малевич! Этот, на пианине который — Чайковский! Все это единый поток. И «Битлзы», и прочее. Это разные формы выражения, но одного и того же. А вот это одно и то же — оно может быть разным. Вот наше с Летовым — принципиально разное. Летов — это Достоевский, Летов — это очень плохой Маяковский.

— Так вы ж любите Маяковского!

Немиров: Мало ли, что я люблю! Я и водку люблю! Но я же это осуждаю! (Все смеются.) Летов, кстати, не любил Sex Pistols. Dead Kennedys он гораздо выше ставил, кого только не хвалил — а Роттена считал клоуном, продавшим идеалы панк-рока.

— Ну хорошо, а вот вы говорите, что начинали с пародий на песни протеста…

Немиров: Ну потому что это лежит на поверхности. Что такое рок? Музыка бунта, песни протеста. Пожалуйста! Сейчас мы вам такие песни протеста сделаем, что содрогнетесь! Идем навстречу пожеланиям публики, только их предельно радикализируем. Ради нигилизма. За революционность, против Путина? Пожалуйста — «ебучий Путин, ты будешь хуй сосать»! У меня еще есть такие тексты, только я побоялся публиковать. Шапе написал — Шапа ответил: «Охуеть! Удали немедленно, всех посадят, кто стоял в окрестности 30 метров от компьютера!» Сейчас спою.

Гузель Немирова: Лучше не надо…

Немиров: Ладно, не буду, он длинный. Короче, припев вот такой (поет): «Заебал ты Пу-у-тин! Да ебись ты в сра-а-аку!»

Плотников: Да это ж на альбоме есть!

Немиров: Да ладно? А, ну значит у меня еще есть. Уже и записал — но не хочу я этими политическими делами заниматься! Пусть Шевчук занимается. С этим, со Шнуром воюет.

— Ну Шевчук со Шнуром-то не воюет как раз.

Немиров: Ну так правильно, ему по рангу не положено. Кто там Шнур? Под ногами всякая шлоебень. Хотя песня у него очень хорошая, кроме нескольких моментов — когда там про цента звон и так далее, это плохо. А так очень хорошо, четко, точно.Сделал идеальную песню протеста. Примерно то же самое, чем занимаемся мы. То есть чем мы раньше занимались.

Плотников: А чем мы сейчас занимаемся?

Немиров: Хорошими песнями! Мы делаем отличные забойные песни.

— А вот вы говорите — самодеятельное творчество. То есть никаких амбиций нет?

Немиров: Ну если публика будет — мы не откажемся! В том-то и дело, у нас ничего нет секретного. Не то что собрался кружок эзотерического знания. Будет публика — мы будем рады. Будут крутить по радио — хорошо. Будут показывать по телевизору — да пускай, тоже не помешает. Только не будут. А прилагать какие-то усилия для этого — ну, я лично не стану.

— С поэзией для вас «Аррок» как соотносится? Это другое?

Немиров: Совсем другое. Я ж не поэт сейчас, я певец! Какие буквы, вы что? Эта, блядь, очкастая шлоебень… Мои сейчас коллеги — Кобзон, Синатра, Моррисси, серьезные люди. А эти, которые перышками скрипят, — это все в прошлом. Да и те стихи, которые я раньше писал, они же строились как рагги — хотя это слово я узнал только в позапрошлом году из Горохова. То есть раскачивание между пением и чтением, одно, переходящее в другое и наоборот. Вот когда начался «Аррок» — я стал стараться петь. А теперь понимаю, что время от времени надо все-таки читать.

— Ну вот а саунд вы когда делаете, отчего это отталкивается?

Плотников: Даже и не знаю, как сказать. Так получается. Я люблю все, где есть драйв — дабстеп, электронщину, панк, Шакиру, Sex Pistols.

Немиров: Главное, что мы тырим отовсюду. Что послушал — то и стырил.

Плотников: Ну да. Поскольку я нахожусь в пути большую часть времени, у меня нет рядом ни мониторов, ничего. Все, что я могу, — работать с саундом через наушники. И даже когда я домой приезжаю, у меня нет времени чего-то послушать и переделать. Да и смысла нет. Сделано — давай другое делать, Марко, наш звукоинженер, все исправит и подчистит, если надо. И эта идея сэмплирования — она присутствует в полный рост. Зачем мне сидеть, играть, по 200 раз записывать одно и то же, на синтезаторе, на гитаре, когда это все сыграно уже? Вот Фрипп у Боуи рифф сыграл — так я его возьму, вырежу и поставлю. И он будет лучше звучать, чем я сыграю.

— А откуда у вас взялся этот концертный состав, такой многочисленный?

Плотников: А это все Гузель. Я пытался второе поколение «инструкционщиков» собрать — вот у Аркадия Кузнецова дочь на басу играет. Они даже согласились, но не вышло.

Немиров: Там у них ансамбль, то-се, играют панк, а-ля «Гражданская оборона». Мы их пытались перевести на наши рельсы. Но Тюмень — это ж болото. Им приходилось из Москвы назначать репетиции, находить точку. Гузель, в конце концов, звонила матери! (Все смеются.) «Что такое, почему дочь прогуливает репетиции?»

Гузель Немирова: А потом они прислали запись репетиции и оказалось, что ребята играют интересно, но совсем не то; и мы с ними выступить не сможем. И я стала искать музыкантов в Москве. Чего там только не было. Договорилась с басистом «Чернозема» Штакетом, который теперь почему-то Наган. Потом мы хотели, чтобы были на сцене девчонки на подпевках — а у нас есть подружка-модельер, она и говорит: ой, певицы обычно некрасивые, вам нужны модели. Я отвечаю — ну давай. Она мне прислала кучу моделей, сказала, что будут съемки клипа, пришлось с ними разбираться, устраивать кастинг… Балалаечника искала, гитаристку, еще кого-то. Недели полторы плотно этим занималась — и вроде все получается. Ну потому что если точно знаешь, что ищешь — найти можно. Нам сразу было понятно, что не надо искать профессиональных музыкантов, которые за деньги все правильно сыграют, нужны люди, которым это будет нравиться, которых это будет заводить.

Немиров: Вот сейчас поедем на репетицию — все отлично, всем нравятся, все горят.

— У меня вопросы кончились, но не знаю, кончились ли у вас ответы — вон еще сколько всего на бумажках записано.

Немиров: Так. Вот я составил список того, что на нас повлияло. «Битлз» — конкретно «Rubber Soul». Shocking Blue. Black Sabbath. Джангл по радио «Станции». Sex Pistols. B-52’s. Ли Скретч Перри, конкретно «Dub Revolution». Public Image Ltd, конкретно пластинка «Album». А также «Веселые ребята», «Поющие гитары» и Uriah Heep.

Плотников: А «Мираж»?

Немиров: Не! Чего «Мираж» — я к тому времени Soft Cell слышал. Вот Soft Cell, кстати, да. А «Мираж» — ну да, молодцы, но так, чтобы — оооо! — такого не было. Так, далее. (Роется в бумажках.) Это мы рассказали, это рассказали. А! Проблемы! Русский рок — он же проблемный! Он же поднимает проблемы и их решает! А хули их поднимать? Проблемы — они всегда были и есть. Рок — он несет на себе груз забот. А мы занимаемся беззаботностью. Чтоб дать человеку хоть 4 минуты, пока песня длится, почувствовать себя свободным и беззаботным. Так, что тут еще… Насчет того, что движуха нужна, готовы сотрудничать с кем угодно. Только не с кем!

— Вам никто из новых музыкантов не нравится?

Немиров: Ну вот с «Ленина Пакетом» договорились — они написали, я послушал, пара песен понравилась, но никак не можем встретиться.

Плотников: А в прошлый раз у нас была репетиция на Курской на точке, Немиров вышел покурить — а тут идут какие-то люди молодые, говорят, мы ваши поклонники, тоже тут репетируем, имейте нас в виду, пластинки ему вручили.

Немиров: С «Елочными игрушками» познакомились и даже вроде бы дружим. Но они совсем другие. Они «Секс пистолзов» не любят. Они Ахматову любят! Да и музыка мне их не совсем нравится. Одна песня, «Кредит» — очень нравится. А вот «СБПЧ» — ну совсем хуйня. С Родионовым, что они делают — тоже. То есть музыка отличная, но этот бубнеж…. Пишешь стихи — дай мне их на бумаге, я прочитаю, зачем мне их бубнить? Или спой. Вот Cheese People мне очень нравятся. Я как услышал — охуел. Вот тогда я и понял, что надо снова заниматься роком, пошла новая русская волна. «Ураганы» еще хорошие. Еще эти, одесские — то есть московские, но поют как будто одесские блатнячки, «Абанамат». Но движуха все равно пока не зажигается. То ли недостаточна критическая масса, то ли у нас у всех слишком разные художественные ценности.

Гузель Немирова: Да нужно просто делать мини-фестиваль. Но пока на это не было сил.

— Да ну, а мне кажется, фестивали такого рода себя изжили немножко.

Аркадий Кузнецов: Не знаю, а мне понравился опыт выступления в Тюмени, когда мы сделали коллаборацию с диджеями — там есть такой человек, Сергей Сабуров. Было несколько залов, в которых играла разная музыка, и очень много людей, которые пришли, не представляя, что они услышат. И когда эта масса набилась в клуб — у людей были ошарашенные глаза. Почему понравилось — потому что обычно вся эта музыка очень разобщена. Этих сто человек, этих сто, везде свои маленькие тусовки.

Плотников: Так это ж повсеместно. В саунд-школе в Амстердаме, где я учился, я один был старпер, а все остальные были молодые ребята, и они в основном были электронщики. Делали глитч и тому подобное. И из них никто не знал ни «Роллинг Стоунз», ни «Битлз» — совершенно другая история.

Немиров: Да и хорошо «Роллинг Стоунз» не знать! Счастлив тот человек, который не знает «Роллинг Стоунз»!

Аркадий Кузнецов: Но те, кто не знают, очень быстро окукливаются, и становится неинтересно — чап-чап-чап, и все.

Мирослав Немиров: Вот для этого и нужна движуха — чтобы она всех в себя всасывала и перемешивала! И мы пытаемся организовать. Но дело-то в том, что я старый и больной. Чтобы движуха была — нужно везде ходить, тусоваться, бухать, без алкоголя никак. А я не могу. То есть я, может, и могу, но Гузель не позволяет.

Гузель Немирова: Да зачем тебе куда-то ходить?! Есть же интернет.

Немиров: Интернет есть, но его возможности преувеличены. Все равно им не заменишь личное общение. А главное — совместное употербление алкоголя. Бывают исключения, но… Пока бухали вместе — «Осумбез» процветал. Как перестали бухать — кхх! А что касается фестивалей — да надо просто идейно близких подбирать. Вот первый сибирский рок-фестиваль прогремел и очень многих поднял — Летов там нашумел, Янка впервые выступила, «Инструкция». Почему? Потому что не звали «Машину времени» или группу «Бастион». А отбирали целенаправленно близких. Там все и перезнакомились, там этот сраный сибирский панк и возник! Это ты, Гузель, виновата. Ты организовала!

Гузель Немирова: Не только я — еще Шапа. А вообще Шапин папа виноват. Знаешь, почему? У него был бесплатный межгород.

утр-поэзия. и утр-музикум

О ты прекрасная! (ужасная!), похожая на Сандру,
На заграничную певицу, виденную мною
Опять сегодня в телевизоре! О ты, коварно,
Жесткосердечно! поразившая меня собою,

Непритязательному вкусу твоему
Хочу сознательно я потрафлять!
Да, впрочем, разве только твоему? и своему!
Хочу, короче, я тебе такое восклицать

При обращении: о ты, наичернейшая из роз!
Шикарными словами щеголять желаю я «астарта», «травиатта»;
Наипротяжнейшей из сладострастных – да! всерьёз!
Провозглашать тебя хочу скорей опять обратно;
Посколь таким я очень нравлющимся есть себе:
Такое вот провозглашающим когда - тебе!

Посколь и ты, и я, и мы обоя – йе! -
Такими именно вот и являемся же, в общем:
Людьми, которые всей этой ерунде
С восторгом предающиеся, находя её хорошей!

И я хочу скорей обоя их обоих нас,
Обоя их, то есть, - и ум, и глаз,
Хотя и слух, и силы прочих чувств
Ошеломлять скорее силою искусств,
Производящихся вот щас хоть и мной,,
На самом деле же – совсем само собой,
Ошеломлён поскольку весь я страшной силы всей тобой.

2. Да. Это всё есть так. Да только где
Всё это нынче? Это – где? Где-где.
Известно, где: хрен знает где, вот где!
Хрен знает где, в ужасной киргуде,

На самом дне её, под страшной толстой толщей
Неодолимого пространственно (эх) временного
Континуума, вот где. Ох, возропщешь!
Возропшешь, да. Но развернуть континуум тот так, чтоб снова

Всё запустить, то – хэ. Ведь он анизатропен,
Континуум указанный, и беспощаден он к антропам,
Являясь тупо весь непрошибаем, как Андропов,

Ну, разве что попробовать в стихах
Перевернуть его. Что я вот тут и делаю. Ппытаюсь. Трах! Тарах.

- Надым, июнь 1990.

Обращено к много раз уже мной воспетой воспетой Стеле (см.; также см. Стихи восьмидесятых) .

2. Видео - в двух частях:

немиров стихи о ты прекрасная похожая на сандру 2011 04 24а
http://www.youtube.com/watch?v=igVTv7nW6Xc



немиров стихи о ты прекрасная похожая на сандру 2011 04 24б
http://www.youtube.com/watch?v=-mm8izgUzgc



3. “Сандра” — германская (пела, впрочем, по-английски) поп-певица, чрезвычайно популярная в СССР все 1980-е годы, сначала - в составе группы "Арабески", затем сольно.

Пела песни музыки евродиско, обладая особым кукольно-писклявым голоском, который довольно популярен в западном мире (Кайли Миног, например, и пр., и пр.), - а вот у нас таких почему-то совсем нет. Голосовой аппарат по иному устроен?

На вид напоминала куклу Барби, но с экзотическим азиатским оттенком - папа е был то ли малаец, то ли таиландец, и сама она родилась где-то там, в юго-восточной Азии.

И Стелла такая же была тогда, в 1980-е - типа барби + с азиатчиной. Я таких ужасный фоннат. Что и отобразил.

4. Вот она:

4.1 В "Арабесках":

Arabesque 1979 Peppermint Jack
http://www.dailymotion.com/video/x7dhgb_arabesque-peppermint-jack_music


Arabesque - Peppermint Jack tetu38

Задорно как верещат! Это очень правильно и хорошо.

4.2 сольно. Второй её сингл, первый большой хит:

Sandra 1985 In The Heat Of The Night
http://www.youtube.com/watch?v=4A4m0yHSlTA



Ёба, по саунду - Депеш Мод голимый! Все депешёвые ходы освоены и применены. А верещит - по-арабесочьи. Это очень правильно, я чрезвычайно одобряю.

za_gonzalez: Фигня музон. Никакой не депешмод. Под музон СиСи Кетч косит, которая была на тот момент популярная. Дитер Болен ей его делал, кажется.

nemiroff: Во второй песне металлические лязги и звоны - явно от депешей. Из 1983-х.

СиСиКетч позже появилась, в 1985-м. А Сандра со своим мужем, румыном Крету, аранщирощиком ещё "Бони Эма", они как раз и были первопроходцы в деле германского хайэнерджи (так эта фигня, германодиско, полученное из синтипопа, называется). И косили они в основном под Пет Шоп Бойс. Сейчас посмотрю, когда эти появились.

nemiroff: "Пет Шоп Бойз" - первые синглы 1984 - 1985, малоуспешные. Первый хит - "вышедший в ноябре 1985 года: «West End Girls» занял 1-е место не только в Великобритании и США, но также и в других странах "

То есть, линию мечтательной унылой мудоты под танцевальный бит Крету даже раньше их начал разрабатывать.

za_gonzalez: пионэр, баля.

аррок



аррок через океан – четыре фонтана 08 страшный звэр

http://www.youtube.com/watch?v=fDXYBskphBo



Восьмая песня с "Четырёх Фонтанов".

(Весь альбом: http://www.youtube.com/my_playlists?p=E7EF01CC55FFD175 )

1. Идея возникла 19 сентября 2009 в процессе наших с Плотниковым энторнетбесед о музыке рагга-джангл. Сразу же начали делать. Сделали к середине октября.

2. Плотников (2009 09):

"Сделано в Конго.

Вся песня из сэмплов, сильно мною звукоизмененных и отредактированных.

Типичный драменбейс, вернее джангл, вернее рэгга-джангл, то есть, скоростное тараторение с жутким ямайским акцентом. Этому акценту, если тараторить по-русски, будет соответствовать кавказский. Поэтому Немиров и вспомнил анекдот про двух кавказских философов, которые обсуждают кто на свете самый страшный звэр. Из этого и получилась пэсня.

На подпевках Ксения Декова и Гузель.

Ещё нашел я в энторнете речь Сталина и тоже ее сюда засэмплировал. заскрэчил и употребил отца наций. Пусть еще послужит народу. Это наша с тобой типа биография."

3. Скоростного тароторения как раз и не получилось у меня. Получилось, в результате, вообще фиг знает что, какой-то просто ураган бестолковщины. А кто этого онегдота не знает, вообще ничего не поймёт. Да и грузинского акцента ни фига я не сумел изобразить.

Именно из-за бестолковщины, немного я недолюбливаю эту песню.

4. Про видео. Гузель (2011 04):

"Имея смутное желание сделать клип на какую-нибудь из наших песен с кадрами из старых фильмов и, лучше всего, со старыми танцами, путешествовала по ютьюбу.

Случайно набрела какую-то на запись тридцатых каких-то годов или самого начала сороковых Al & Leon, Al Minns и Leon James, – и была просто сражена их танцами. Танцоры улетные! Не такие акробатические, как Братья Николас, но с очень большим чувством юмора.

Влюбилась сразу. Стала еще их искать, смотреть, потом стала думать, что из наших песен можно под них подложить, – "Самый страшный звэр" лег как родной. Сделала кусочек, отрывочек небольшой. Это было ещё в прошлом, 2010 года, мае. И все было некогда доделать песню до конца.

Но вот сегодня Немиров сказал срочно сделать - и сразу же все сошлось одно к одному: тут же отыскались еще подходящие видео с их танцами, тут же я их подверстала к первому - и аля-улю, смотрите и наслаждайтесь.

*
Про эла и леона - http://en.wikipedia.org/wiki/Al_%26_Leon "

5. А вот, собственно, сам анекдот:

http://www.youtube.com/watch?v=N8nQ3MDGBo8

аРрок через Океан

напоминаю: 16 апреля у нас концерт в Зверевском центре.

Большой электрический, полным составом.

Теперь - ещё и с саксофонисткой Дарьей.

Репетиции уже начались, сегодня очередная.

2. Песня для привлечения внимания:

аРрок Через Океан - 4 фонтана - Ради нигилизма
http://www.youtube.com/watch?v=30sK8pmOKb0



Это третья песня с альбома "Четыре фонтана". Изготовлена в первых числах января 2009.

Для особо глупых, не способных считать иронию самостоятельно, поясняю: смысл такого рода наших песен - в насмешке над всякими культурреволюцистами, всевозможными "культовыми" ультрарадикалами от искусств, от Жана Жене, Генри Миллера и Берроуза до Мерилин Мэнсона, Кобейна, Летова, Лимонова и проч. и проч.

Главная идея которых в том, что чего нужно делать обязательно, причем немедленно и в больших количествах, так это кушать говно, запивая его тёплым гноем пополам с кровью и малафьей, употреблять героин, ебаться в сраку и кричать "Хай Гитлер!". Потому что кто этого не делает, тот лох и дятел, ничего не петрящий в правде жизни. И вообще, отстал.

Подумав над этими тезисами, я придумал ответ. Он таков:

– Хуй вот! Наоборот! Кто говно не кушает – тот как раз и молодец-удалец! А вот кто говно кушает, ебется в сраку, употребляет героин и кричит "Хай Гитлер" – вот тот как раз и есть лох и дятел, ничего не петрящий в правде жизни, да к тому же еще в придачу говноед и пидорас.

Ну вот а песни, подобные этой, – тот же ответ, только сделанный путём высмеивания методом доведения до абсурда.

Тырц-тырц.

3. Плотников (2009 09):

"Сделано в Лоджике Про 8 на МакБуке Про в Амстердаме. Первая песня, которая мною на нем сделана. Я его только тогда приобрел и обкатывал.

Ообычно меня на песни вдохновляют чужие песни. Услышу какую-нибудь, понравится и думаю, блин, почему не я это сочинил. В общем, за каркас песни беру каркас чужого хита, и делаю с его лекала.

Нигилизм барабанно и гитарно навеян песней Different Age - The Dead 60s. Она у них короткая. И я тоже короткую сделал. Немиров попросил удлинить, и в версии 2.1 я вставил в середину перед финальным припевом инструментальную часть и цитаты из советского мультфильма Маугли. Этот прием мне указали Manic Street Preachers в Marlon J.D. Они довольно часто цитаты из фильмов используют. Постмодерн, хуле. Я хуже Мэников, что ли?"

4. На самом деле, стишочек я этот сочинил аж в 1987 году, осенью, в Ростове-на-Дону. И потом несколько лет пытался всучить его всяким рок-группам, ростовским и тюменским. Никто не решался.

Потом, летом 1991 прочёл "Это я Эдичку" (отличная книга, между прочим, надо бы о ней написать), и обнаружил, что Эдичка не только всё это уже исполнил со сцены, но и осуществил в реале.

Но в 2009 году мы всё-таки иготовили с Плотниковым песню. Пускай будет.