Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

(no subject)

11 января в 10:17 ·

Но в конце концов всё же превратились в обычную шайку мелких «эзотерических» жуликов, тысячи, сотни тысяч их, со всем стандартным набором стандартных жульничеств вплоть до «магических пассов».

Кастанеда и его тётки, я имею в виду.

Непонятно, зачем.

Как-то это уж совсем позорно для отрешённого от текущей реальности гордого Воина и нагваля – сшибать по мелочи с простаков семинарами «Приехал йог (брамин)». Даже Остап Бендер этим брезговал, а он был бедный человек, о миллионе только мечтал.

Или так сильно упали доходы от книжек? А прежние миллионы расфыркались? И Кастанеда с тётками впали в окончательный мизерабель?

Но и всё равно - - -

*
https://www.facebook.com/miroslav.nemirov.3/posts/744425402358710

аррок для переписки

"Убивать, убивать" - пояснение

Это песня про сталинизм и его любителей. Конспиративное название - "Крокодиловы слёзы".

В ней палачи очень задушевно рассказывают, как им было нелегко нас убивать в таких количествах, просто физически тяжело, - пальчик стирали о курок, шутка ли, выстрелить в затылок пятнадцать тысяч раз подряд! И притом каждый день по восемь часов, пусть и с перерывом на обед, который в антисанитарных условиях, на горе трупов.

И требуют, чтобы мы их жалели, проникшись почтеним к тяжёлой работе палача, исполнителя массовых казней.

(no subject)

Продолжаем разбирать вот это стихотворение Ивана Давыдова

Мне тридцать пять, я живу в Москве.
Этот город построен на лжи и воровстве.


Начало см. тут: http://nemiroff.livejournal.com/3239596.html. Там разбирались семантика и устройство клаузулы.

Переходим к ритмике. Считаем:

28.32 КБ

Всё более-менее понятно со второй строкой: анапест со вставным слогом на последней стопе.

Если бы было:

этот город построен на лжи и ворОвстве –

был бы совершенно правильный анапест, важный, мерный, степенный.

33.25 КБ

Равномерное чередование слогов: "безударный – безударный – УДАРНЫЙ"; б – б – У); (б – б – У); (б – б – У ) - Повторяющийся непрерывно цикл ударных и безударных – он и называется стопой. Сам цикл (стопа) того вида (б – б – У), который –здесь – она называется "анапестической". В данном случае она повторяется четырежды – анапест, следовательно, четырёхстопный.

И он такой и есть – первые три стопы. Кстати, ритмика и семантике соответствует – описанию Града на Семи Холмах, Столицы Полумира. Важное и степенное, каковое описание Столице Полумира и пристало. Пусть описание и обличительное – но обличение, как и положено, происходит с кафедры и амвона, гражданином в статуарно драпированной римской тоге, воздевшим перст и обличающим плавно и соразмерно, как положено уважающему себя оратору, со всеми присущими этому делу поэтическими риторическими завываниями:

этот гооород построооооен на лжииии …

и вот тут ударение делает скачок, отскакивая со своего положенного места на слог вправо – и степенный велеречивый анапест вдруг становится тоненьким воплем Видопясова: "и воровствЕ! и воровствЕ! и воровствЕ ", переходящим (это уже за пределами стиха, но это видно! последействие!) в бешеную пляску Витта, конвульсии и пену изо рта: ненавижу, блять! заебали, блять! отрезать полжопы, пытать и вешать, убивать, убивать, убивать! Мамо, мамо, забери меня отсюда! они льют мне на голову холодную воду!

Вот какова сила одного-единственного смещения ударного слога.

(Само собой, Иван Давыдов ничего этого не думал, когда это писал, и, возможно, вообще не знает, что такое анапест. Поэт это всё чувствует и делает интуитивно, конечно. Бессознательно.

Ну так и Шумахер вполне может не знать, что там у него под капотом болида, и гоняет, руководствуясь исключительно чутьём. Но мы-то не шумахеры, мы механики – нам это знать, как оно там всё под капотом крутится, в результате чего и получаются такие удивительные виражи – положено.)

2. С первой строкой немного сложней, там ещё больше ритмических фокусов, мы её чуть попозже разберём.

3. А это только один стих. А их в книжке – весьма немало, и все – ой да ачОча! В том числе и ритмосемантическое. Вот в этой:



Только сегодня как раз вышедшей из печати. И сегодня как раз её - презентация в галерее Гельмана на Винзаводе. В 19.00.

Автор будет лично. И будет лично, собственным ртом произносить вслух, по возможности, с выражением, указанные стихи собственного сочинения. Впервые в жизни, кстати.

Тираж крохотный, надеюсь, на всех не хватит.

Отсюда мораль: Приходите! Не пропустите!

"«Листок "Земли и воли" №2—3. 22 марта 1879 г."

Петербург, 14 марта 1879
http://www.narovol.narod.ru/document/morozpolit.htm:

(автор - двадцатипятилетний Николай Морозов, отсидевший в одиночке 25 лет в Шлиссельбурге, доживший в почёте до 1946 года, нынче известный в первую очередь тем, что был прародителем Новой Хронологии)

Значение политических убийств

"Политическое убийство — это прежде всего акт мести. Только отомстив за погубленных товарищей, революционная организация может прямо взглянуть в глаза своим врагам; только тогда она становится цельной, нераздельной силой; только тогда она поднимается на ту нравственную высоту, которая необходима деятелю свободы для того, чтобы увлечь за собою массы. Политическое убийство — это единственное средство самозащиты при настоящих условиях и один из лучших агитационных приемов.

Нанося удар в самый центр правительственной организации, оно со страшной силой заставляет содрогаться всю систему. Как электрическим током, мгновенно разносится этот удар по всему государству и производит неурядицу во всех его функциях.

Когда приверженцев свободы было мало, они всегда замыкались в тайные общества. Эта тайна давала им громадную силу. Она давала горсти смелых пюдей возможность бороться с миллионами организованных, но явных врагов, «В подземных ходах пещер сплачивались они в те несокрушимые общины «святых безумцев», с которыми не могли совладать ни дикое варварство зпого мира, ни маститая цивилизация другого».

Но когда к этой тайне присоединяется политическое убийство как систематический прием борьбы, — такие люди делаются действительно страшными для врагов. Последние должны будут каждую минуту дрожать за свою жизнь, не зная, откуда и когда придет к ним месть. Политическое убийство — это осуществление революции в настоящем. «Неведомая никому» подпольная сила вызывает на свой суд высокопоставленных преступников, постановляет им смертные приговоры — и сильные мира чувствуют, что почва теряется под ними, как они с высоты своего могущества валятся в какую-то мрачную, неведомую пропасть...

С кем бороться? Против кого защищаться? На ком выместить свою бешеную ярость? Миллионы штыков, миллионы рабов ждут одного приказания, одного движения руки... По одному жесту они готовы задушить, уничтожить целые тысячи своих собственных собратьев... Но на кого направить эту страшную своей дисциплиной, созданную веками все развращающих усилий государства силу?

Кругом никого. Неизвестно, откуда явилась карающая рука и, совершив казнь, исчезла туда же, откуда пришла — в никому неведомую область. Кругом снова тихо и спокойно. Только порою труп убитого свидетельствует о недавней катастрофе. Враги чувствуют, как самое существование их становится невозможным, они чувствуют свое бессилие среди своего всемогущества.

Политическое убийство — это самое страшное оружие для наших врагов, оружие, против которого не помогают им ни грозные армии, ни легионы шпионов. Вот почему враги так боятся его. Вот почему 3—4 удачных политических убийства заставили наше правительство вводить военные законы, увеличивать жандармские дивизионы, расставлять казаков по улицам, назначать урядников по деревням — одним словом, выкидывать такие salto mortale самодержавия, к каким не принудили его ни годы пропаганды, ни века недовольства во всей России, ни волнения молодежи, ни проклятия тысяч жертв, замученных и на каторге и в ссылке...

Вот почему мы признаем политическое убийство за одно из главных средств борьбы с деспотизмом.

Мы переживаем не совсем обыкновенное время. После ряда светлых образов мучеников и мучениц за свободу, которых мы видели в процессах 76 и 78 гг., перед нами встают ряды таких же светлых, но более грозных мстителей за нее.

После Софьи Бардиной, Петра Алексеева, Мышкина, Здановича, Волховского и др., перед нами на скамьях подсудимых являются Засулич, Садовцы, Фомин и Бобохов.. Перед нами скоро явятся Дубровин, Федорова, Малиновская и кружок революционеров, защищавших свою свободу в Киеве .

Эти люди были последовательны до конца. Гордые борцы за свободу всех, они не могли позволить никому наложить руку и на свою. Свобода была им дороже жизни, и только с жизнью они хотели отдать ее. Когда враги стучались в запертую дверь их жилища, они вынимали револьверы, еще шаг — и они стреляли... вырвутся ли они из рук врагов или погибнут — они все равно оставят свой след в истории.

Это были действительно свободные люди среди миллионов рабов, для которых даже не понятно все чудное величие этих личностей. Это последние могикане единичной и самой трудной революционной борьбы; это первые застрельщики революции, осужденные на гибель, но необходимые для дела...

Будущее время массовых движений... Когда страсти улягутся, когда события очистятся от той коры, которою покрыли их злоба, зависть и честолюбие, когда дела предстанут в надлежащем свете, — перед этими людьми будут преклоняться, их будут считать за святых."

*
Вот так.

во:

Знаменитый депутат Алкснис завёл себе ЖЖ:
http://v-alksnis.livejournal.com/profile

Тут же вступил в перепалку с тарлифом:
http://v-alksnis.livejournal.com/2732.html?thread=11436#t11436

tarlith
Вы либо враль, либо дурак. Скорее всего, одно и то же.

и:

v_alksnis
Господин Tarlith!

......
Хочу Вас проинформировать, что Ваши выражения «Вы либо враль, либо дурак. Скорее всего, одно и то же» (http://v-alksnis.livejournal.com/2732.html), «Вот что пишет патентованый звездоносный мудак aka нардеп Виктор Алкснис» http://tarlith.livejournal.com/790243.html подпадают под статью Уголовного кодекса РФ 319 УК РФ ("оскорбление представителя власти") и статью 130 УК РФ (оскорбление в публичной форме).

В связи с этим мной предприняты все необходимые меры, чтобы юридически запротоколировать оскорбляющие меня высказывания и подготовлен проект заявления в Генеральную прокуратуру РФ о возбуждении против Вас уголовного дела по указанным статьям УК РФ.

Учитывая, что Вы человек, очевидно, не отдающий себе отчета, о юридических последствиях Вашего поведения, я пока показываю Вам «желтую карточку» и пока воздерживаюсь от отправки заявления в Генпрокуратуру.

В случае, если это предупреждение своей роли не сыграет, то буду вынужден показать «красную карточку» и тогда уж не взыщите."

tarlith
"Карточки запихните себе в жопу.
Да, и отправляйте запрос в прокуратуру. Всенепременно.
Чего еще ждать от бляди в офицерских погонах?"

*
Вот.
Люди уже запасаются поп-корном.

вот ещё вам правды:

11,46 КБ

96. «Националистическая». Украина. 1969 г. Правое бедро.

Антиукраинская татуировка русского националиста.
Горогдел милиции г. Надворная Ивано-Франковской области УССР. 1969 г.

28,07 КБ

97. «Националистическая» татуировка, имевшая распространение в уголовной среде Украины и России в 50—60-х гг.
Тюрьма г. Одессы. 1960 г.

42,40 КБ

99. Воровской «оберег» уголовника-антисемита. Татуировка скопирована в СИЗО № 1. 1989 г.

«Оберег» русского уголовника — антисемитская «религиозная» воровская татуировка трижды судимого за карманные кражи.
Обладатель татуировки отличался стопроцентной «воровской» биографией: отец и мать судимы за кражи госимущества, воспитывался в детдоме, затем попал в спецшколу Главного управления народного образования на ул. Аккуратова, после этого — в спецПТУ.
Первый срок отбывал в ВТК в пос. Стрельна.

тюрьма и воля

Полный текст песни "Постой, паровоз":

http://www.polit.ru/lectures/2005/03/19/tjurma.html

Летит паровоз по долинам, по взгорьям,
Летит он неведомо куда.
Назвался мальчонка вдруг жуликом и вором
И с волею простился навсегда.

Не жди меня мама, хорошего сына,
А жди мошенника-вора.
Меня засосала опасная трясина,
И жизнь моя - вечная игра.

А если я сяду в тюрьму за решетку,
То я решетку подпилю.
И пусть Луна светит своим продажным светом,
А я, все равно я убегу.

А если заметит тюремная стража,
Тогда я, мальчоночка, пропал.
Короткий вдруг выстрел раздастся,
И я сразу сорвался с барказа и пропал.

И кровь почет бесконечной струею,
Прощайте, вы жизни моей дни.
Охрана обступит плотную стеною,
Какие ж ненавистные они.

Я буду лежать в лазарете тюремном,
Я буду лежать и умирать.
А ты не придешь ко мне,
Мать моя родная, и некому будет провожать.

Постой, паровоз, не стучите, колеса.
Кондуктор, нажми на тормоза.
Я к маменьке родной с последним приветом
Хочу показаться на глаза.

Я к маменьке родной с последним приветом
Хочу показаться на глаза.

Летит паровоз по долинам, по взгорьям,
Летит он неведомо куда.
Назвался мальчонка вдруг жуликом и вором
И с волею простился навсегда.