Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

(no subject)

11 января в 10:17 ·

Но в конце концов всё же превратились в обычную шайку мелких «эзотерических» жуликов, тысячи, сотни тысяч их, со всем стандартным набором стандартных жульничеств вплоть до «магических пассов».

Кастанеда и его тётки, я имею в виду.

Непонятно, зачем.

Как-то это уж совсем позорно для отрешённого от текущей реальности гордого Воина и нагваля – сшибать по мелочи с простаков семинарами «Приехал йог (брамин)». Даже Остап Бендер этим брезговал, а он был бедный человек, о миллионе только мечтал.

Или так сильно упали доходы от книжек? А прежние миллионы расфыркались? И Кастанеда с тётками впали в окончательный мизерабель?

Но и всё равно - - -

*
https://www.facebook.com/miroslav.nemirov.3/posts/744425402358710

жызь

Вчера, например. На балконе на перилах лежали здоровенные доски с торчащими из них огроменными гвоздями. И чё? И то: выйдя покурить, неловко повернулся, доски хоп - и вниз. С восьмого этажа. И - прямо на лавочку у подъезъда.

Хорошо, там никого не было. А если б были? Тёплым вечером в семь часов? Старушки? Штук пять?

Вот так и живём. Постоянно по краю бездны ходим. Миг - и ты уже вдруг не мирный человек доброй воли, а никто иной, массовый убийца невинных .

Оттакто.

*
также - https://www.facebook.com/miroslav.nemirov.3/posts/639188452882406

аррок для переписки

"Убивать, убивать" - пояснение

Это песня про сталинизм и его любителей. Конспиративное название - "Крокодиловы слёзы".

В ней палачи очень задушевно рассказывают, как им было нелегко нас убивать в таких количествах, просто физически тяжело, - пальчик стирали о курок, шутка ли, выстрелить в затылок пятнадцать тысяч раз подряд! И притом каждый день по восемь часов, пусть и с перерывом на обед, который в антисанитарных условиях, на горе трупов.

И требуют, чтобы мы их жалели, проникшись почтеним к тяжёлой работе палача, исполнителя массовых казней.

(no subject)

Продолжаем разбирать вот это стихотворение Ивана Давыдова

Мне тридцать пять, я живу в Москве.
Этот город построен на лжи и воровстве.


Начало см. тут: http://nemiroff.livejournal.com/3239596.html. Там разбирались семантика и устройство клаузулы.

Переходим к ритмике. Считаем:

28.32 КБ

Всё более-менее понятно со второй строкой: анапест со вставным слогом на последней стопе.

Если бы было:

этот город построен на лжи и ворОвстве –

был бы совершенно правильный анапест, важный, мерный, степенный.

33.25 КБ

Равномерное чередование слогов: "безударный – безударный – УДАРНЫЙ"; б – б – У); (б – б – У); (б – б – У ) - Повторяющийся непрерывно цикл ударных и безударных – он и называется стопой. Сам цикл (стопа) того вида (б – б – У), который –здесь – она называется "анапестической". В данном случае она повторяется четырежды – анапест, следовательно, четырёхстопный.

И он такой и есть – первые три стопы. Кстати, ритмика и семантике соответствует – описанию Града на Семи Холмах, Столицы Полумира. Важное и степенное, каковое описание Столице Полумира и пристало. Пусть описание и обличительное – но обличение, как и положено, происходит с кафедры и амвона, гражданином в статуарно драпированной римской тоге, воздевшим перст и обличающим плавно и соразмерно, как положено уважающему себя оратору, со всеми присущими этому делу поэтическими риторическими завываниями:

этот гооород построооооен на лжииии …

и вот тут ударение делает скачок, отскакивая со своего положенного места на слог вправо – и степенный велеречивый анапест вдруг становится тоненьким воплем Видопясова: "и воровствЕ! и воровствЕ! и воровствЕ ", переходящим (это уже за пределами стиха, но это видно! последействие!) в бешеную пляску Витта, конвульсии и пену изо рта: ненавижу, блять! заебали, блять! отрезать полжопы, пытать и вешать, убивать, убивать, убивать! Мамо, мамо, забери меня отсюда! они льют мне на голову холодную воду!

Вот какова сила одного-единственного смещения ударного слога.

(Само собой, Иван Давыдов ничего этого не думал, когда это писал, и, возможно, вообще не знает, что такое анапест. Поэт это всё чувствует и делает интуитивно, конечно. Бессознательно.

Ну так и Шумахер вполне может не знать, что там у него под капотом болида, и гоняет, руководствуясь исключительно чутьём. Но мы-то не шумахеры, мы механики – нам это знать, как оно там всё под капотом крутится, в результате чего и получаются такие удивительные виражи – положено.)

2. С первой строкой немного сложней, там ещё больше ритмических фокусов, мы её чуть попозже разберём.

3. А это только один стих. А их в книжке – весьма немало, и все – ой да ачОча! В том числе и ритмосемантическое. Вот в этой:



Только сегодня как раз вышедшей из печати. И сегодня как раз её - презентация в галерее Гельмана на Винзаводе. В 19.00.

Автор будет лично. И будет лично, собственным ртом произносить вслух, по возможности, с выражением, указанные стихи собственного сочинения. Впервые в жизни, кстати.

Тираж крохотный, надеюсь, на всех не хватит.

Отсюда мораль: Приходите! Не пропустите!

опцаца

http://www.gazeta.ru/news/lenta/2010/03/05/n_1466020.shtml

В Москве задержаны двое приезжих, в том числе профессиональный борец-сумоист, которые украли платежный терминал.

Как сообщили «Росбалту» в УВЖ САО ГУВД Москвы, на телефон «02» поступило сообщение от продавца магазина о том, что двое неизвестных зашли в торговый зал и молча стали выкорчевывать банковский терминал по приему платежей.

На возмущения протестующей женщины один из злоумышленников крикнул ей «Молчи, а то хуже будет!». Перепугавшаяся женщина смогла позвонить в милицию только после их ухода.

Сотрудники отдельного батальона ДПС ГИБДД УВД по САО Москвы блокировали машину с преступниками и задержали их.

Ими оказались двое граждан сопредельной республики, зарегистрированные в Подмосковье, которые на автомобиле BMW без номеров с тонированными стеклами пытались скрыться с места преступления. В машине находился аппарат по приему платежей весом 90 кг. В нем хранились деньги в размере 25 320 рублей.

Аппарат вынес на своих плечах один из злоумышленников, который, по его словам, профессионально занимается борьбой сумо.

нет, всё же процитирую - уж очень - - -:

"В этом отношении особое значение имело запрещение иудею продавать иноверцу или покупать у иноверца ряд товаров, а также производить по заказам иноверцев некоторые работы; это запрещение искусственно понижало цены на рабочие руки и заказываемые изделия и тем самым разоряло иудейского рабочего, крестьянина, лавочника и ремесленника; положение их еще ухудшалось тяжелыми поборами и повинностями в пользу римлян.

Вследствие этого в Иудее, особенно в сев. ее части (Галилее), началось брожение, время от времени выливавшееся в революционные взрывы.

Правящая верхушка пыталась при помощи фарисеев (см.) придать движению националистически-религиозный характер и свалить вину на римское иго, от которого может избавить лишь посланный богом царь Мессия (см.).

Однако движение продолжало нарастать из десятилетия в десятилетие и привело в 66 хр. э. ко всеобщему революционному взрыву, во главе которого стала партия зелотов (см.), и к-рое обычно называется иудейской войной 66 - 70 гг.

Формально оно началось на почве протеста против вымогательств и экзекуций, произведенных римским прокуратором Флором в Иерусалиме; хотя от вымогательств Флора пострадали прежде всего жречество и купечество, но к движению примкнуло свыше 10 тыс. безработных.

Когда Иерусалим оказался в руках восставших, жрецы и купечество поспешили принять всяческие меры, чтобы задушить движение трудящихся.

В Иерусалиме началась гражданская война.

К революционерам примкнула храмовая стража; кроме безработных в рядах революции осталась на этом этапе часть мелкой буржуазии, именно те ее элементы, к-рые были опутаны паутиной храмовых ростовщиков; руководителем был повидимому зелот Элеазар, сын Симона.

Революционеры одержали быструю победу, принудив к сдаче римский отряд; при этом был сожжен архив с хранившимися там долговыми обязательствами, а также ряд дворцов жречества и купечества.

Из Иерусалима революция перекинулась в Иудею и Галилею и повсюду имела такой же успех. "

ст. 20

Дальше там тоже зашибись - про синедрион как штаб контрреволюции, про предпринятые диктатурой трудящихся энергичные меры по экспроприации крупной буржуазии итд итп.

Некто Н. Никольский это писал.

любимчикова - последнее:

"Начальнику АТС г. Долгопрудного
Мазепину Владимиру Яковлевичу
От пенсионерки Любимчиковой А.Ф.
Адрес: г. Долгопрудный, Дирижабельная хх, кв.85

Заявление

ОТКАЗЫВАЮСЬ от телефона 576-хх-хх, т.к. этот мой телефон отключен 27 ноября 2005 г. совсем.

Мой, основной телефон, участника ВОВ 1941-1945 гг. в настоящее время паралельно присоединен в кв. 93, у Алилуева Гриши, а он не прописан, квартиры украл 91, 92, 93.

В квартире 92 живет 10 ручных псов.

В квартире 91 живут Копылов Вася и Копылова Рая, у них тоже мой телефон 576-хх-хх паралельно присоединен.

В 1993 г. мой телефон был присоединен паралельно в кв. 47 на проспекте Пацаева дом хх, к Зурко Александру Васильевичу, потом в кв. 45 паралельно присоединен Алилуеву Ренату Ибрагимовичу, после того, как уехал Зурко А.В. в другой дом жить.

В 1997 г. мой телефон 576-хх-хх был паралельно подключен Свитову Александру, который пришел с тюрьмы из Колымы, так телефон основной участника ВОВ ходит по рукам уголовным, матерым бандитам, все сидели в тюрьме на Колыме по 20, 40 лет.

Вас просила присоединить Копылова Раиса Васильевна, следователь-секретарь УВД г. Долгопрудного.

На мои жалобы, на Петровку-38 Мазепин В.Я. платил три раза по 100 000 000 долларов, и бандиты Вам платили по 2 000 000 долларов в 2 месяца один раз.

Саша Свитов умер ровно 4 года назад, тогда телефон был паралельно присоединен, не отключая от Свитова Саши, на 9-ый этаж Алилуеву Грише и Васе Копылову, а они и раньше мне не давали пользоваться телефоном 576-хх-хх - временами.

А совсем не пользуюсь телефоном 576-хх-хх с 27 ноября 2005 г.

На мои письма Мазепин В.Я. не отвечал, а всегда платила Любимчикова А.Ф. за телефон 576-хх-хх как за основной, по 200 руб. в месяц. Не уплачено только за апрель и за май 2006 г., платить не буду, от телефона 576-хх-хх отказываюсь.

Все годы не давали пользоваться телефоном 576-хх-хх, всегда была нервотрепка.

Копылова Рая украла 2 телефонных аппарата, один аппарат за 3500 руб, его подарил Иванов-Шевцов Александр Павлович, теперь он Президент России.

Этот аппарат телефонный украла в декабре месяце 2005 г. Второй аппарат телефонный украла Копылова Рая в начале февраля 2005 г.

Аппаратов телефонных больше не покупала и дома Любимчикова А.Ф. не жила, живу на вокзалах г. Москва, Ярославском, Казанском, Ленинградском, Курском, в г. Александрове и в г. Орехово-Зуево.

Последние пять лет дома почти не жила.

Копылова Рая держала в подвале со псами (псы) моего родного племянника, которого я воспитывала, год, а потом отравила газом фозген, целый год он был голодный, ходил голый, 2 раза его одевали, Вася Копылов все с его снимал и продавал на морфий, спал со псами, их кормил и мыл, и за псами убирал.

Это уголовная матерая убийца, воровка-шпионка с 5 лет.

Она оторвала руки 1.06.2006 г, все не можем писать, это Любимчиковой А.Ф. 10-ый раз, Пашкову А. моему внуку тоже 10 раз, Иванову-Шевцову А.П. - 100 раз.

Она, Копылова Рая, ворует у Иванова-Шевцова А.П. - 60 лет, обворовала его до нитки, у Нестерова А.Н. ворует 60 лет, обворовано все до нитки, сожгла по 7 собственных новых домов, с 1973 г. ворует она у Любимчиковой А.Ф."

народная воля

Из обвинительного акта по "процессу 21-го:

"16-го декабря 1883 г. он (Судовский) с подполковником Судейкиным отправился в эту квартиру в пятом часу пополудни по предварительному уговору Дегаева. Человека Дегаева, Суворова, не было дома, Дегаев сам отпер дверь и, впустив их, запер ее.

Войдя в квартиру он, Судовский, снял и повесил свою шубу в передней, а подполковник Судейкин, не останавливаясь в этой комнате, прошел прямо в следующую залу, где бросил на диван свое пальто, в кармане которого был револьвер, и тут же оставил палку со стилетом. Затем подполковник Судейкин прошел вместе с Дегаевым в следующие комнаты, а он вошел в залу и сел в кресло.

Через несколько минут совершенно неожиданно на него напали сзади, по-видимому, два человека и почти одновременно с этим в комнатах, где был Судейкин и Дегаев, послышался шум, глухой звук выстрела и голос Судейкина, кричавшего насколько ему помнится: «Коко, беги сюда и бей их из револьвера». Получив затем сильный удар в голову, он, свидетель, потерял сознание и происходившее впоследствии совершенно не помнит.

*
...Вскоре после звонка Стародворский услышал шаги, а затем и выстрел в соседней комнате. Прождав момент и видя, что Судейкин не показывается в спальне, он бросился в комнату, откуда был слышен выстрел, и увидел Судейкина на пороге лицом в гостиную.

Стародворский, ударил его ломом, но так как Судейкин занимал неудобное для удара положение, то лом только скользнул по нем, не причинивши существенного вреда.

После удара Судейкин, держась левой рукой за бок, с криком побежал в переднюю, где в это время возле выходной двери находились Судовский и Конашевич.

Здесь он снова ударил Судейкина в висок и увидел, что Конашевич в то же время наносил удары Судовскому. От последнего удара Судейкин упал, как показалось ему, Стародворскому, без признаков жизни, но через несколько мгновений вскочил и вбежал в ватерклозет, удерживая руками изнутри дверь.

Желая воспрепятствовать Судейкину затворить за собою дверь ватерклозета, он, Стародворский, вставил ногу между дверью и косяком, причем одной рукой старался оттянуть дверь, а другою бил Судейкина ломом по рукам.

Когда дверь таким образом была им вырвана из рук Судейкина, то последний вместе с дверью оказался в передней, где Стародворский нанес ему еще несколько ударов ломом по голове, в затылок.

От этих ударов Судейкин опрокинулся назад в ватерклозет; здесь он еще раз ударил Судейкина ломом, причем разбил находившийся там ночной горшок, и прекратил нанесение ударов, лишь убедившись, что Судейкин мертв.

*
...Конашевич немедленно вышел из кухни в переднюю, куда одновременно с ним выбежали из гостиной Судовский, Судейкин, Дегаев и Стародворский.

Судовский бросился на него, Конашевича, но он нанес ему удар ломом, после которого Судовский бросился к выходной двери, где он, Конашевич, нанес ему еще несколько ударов, от которых Судовский упал.

В это время Судейкин вбежал в ватерклозет, возле которого между ним и Стародворским произошла продолжительная борьба, следить за которой он не мог, будучи отвлечен борьбою с Судовским.

Дегаев же, лишь только во время борьбы их освободилась выходная дверь на лестницу, отпер ее и быстро убежал, даже не затворив за собой двери.

В это время Судовский лежал на полу в передней на меховом пальто; Конашевич же ушел во внутренние комнаты за своей одеждой и затем совершенно удалился, а он, Стародворский, остался еще в квартире, чтобы взять, по поручению Дегаева, некоторые вещи и кинжал, во избежание, чтобы по этому кинжалу не отыскали его прежнего владельца. На это потребовалось минут пять времени, в течение которого он ходил со свечей по разным комнатам.

Уходя из квартиры, он запер за собою дверь на ключ, который бросил на Невском проспекте.

Преступление было совершено между четырьмя с половиною и пятью часами по полудни, и в тот же вечер он, Стародворский, печатал прокламации об этом убийстве, как объяснено выше.

*
После нанесения нескольких ударов Судовскому, когда последний, равно как и Судейкин, свалился с ног, Конашевич, отправился в спальню Дегаева, где переоделся и немедленно удалился из квартиры, оставив там одного Стародворского, и в тот же вечер уехал из Петербурга по Варшавской дороге, одновременно с Дегаевым.

Отправляясь 16 декабря 1883 г. в квартиру Дегаева в качестве одного из участников убийства Судейкина, он, Конашевич, не рассчитывал возвратиться живым, так как предварительно решено было убить Судейкина, если бы даже он пришел в сопровождении нескольких человек, но самим живыми в руки власти не отдаваться."

Очень народовольцы были непрофессиональные убийцы.

Зачем-то гонялись за Судейкиным по квартире с ломами - хотя оба были (все трое, если считать и Дегаева) вооружены револьверами. (И предварительно проверили - не будет ли стрельба в квартире слышна наружу - не было слышна, хорошие стены были при царизме).

Судовский, кстати, остался жив - и их потом - взятым по малозначительному делу - опознал.

Даже про контрольный выстрел - не знали.

"«Листок "Земли и воли" №2—3. 22 марта 1879 г."

Петербург, 14 марта 1879
http://www.narovol.narod.ru/document/morozpolit.htm:

(автор - двадцатипятилетний Николай Морозов, отсидевший в одиночке 25 лет в Шлиссельбурге, доживший в почёте до 1946 года, нынче известный в первую очередь тем, что был прародителем Новой Хронологии)

Значение политических убийств

"Политическое убийство — это прежде всего акт мести. Только отомстив за погубленных товарищей, революционная организация может прямо взглянуть в глаза своим врагам; только тогда она становится цельной, нераздельной силой; только тогда она поднимается на ту нравственную высоту, которая необходима деятелю свободы для того, чтобы увлечь за собою массы. Политическое убийство — это единственное средство самозащиты при настоящих условиях и один из лучших агитационных приемов.

Нанося удар в самый центр правительственной организации, оно со страшной силой заставляет содрогаться всю систему. Как электрическим током, мгновенно разносится этот удар по всему государству и производит неурядицу во всех его функциях.

Когда приверженцев свободы было мало, они всегда замыкались в тайные общества. Эта тайна давала им громадную силу. Она давала горсти смелых пюдей возможность бороться с миллионами организованных, но явных врагов, «В подземных ходах пещер сплачивались они в те несокрушимые общины «святых безумцев», с которыми не могли совладать ни дикое варварство зпого мира, ни маститая цивилизация другого».

Но когда к этой тайне присоединяется политическое убийство как систематический прием борьбы, — такие люди делаются действительно страшными для врагов. Последние должны будут каждую минуту дрожать за свою жизнь, не зная, откуда и когда придет к ним месть. Политическое убийство — это осуществление революции в настоящем. «Неведомая никому» подпольная сила вызывает на свой суд высокопоставленных преступников, постановляет им смертные приговоры — и сильные мира чувствуют, что почва теряется под ними, как они с высоты своего могущества валятся в какую-то мрачную, неведомую пропасть...

С кем бороться? Против кого защищаться? На ком выместить свою бешеную ярость? Миллионы штыков, миллионы рабов ждут одного приказания, одного движения руки... По одному жесту они готовы задушить, уничтожить целые тысячи своих собственных собратьев... Но на кого направить эту страшную своей дисциплиной, созданную веками все развращающих усилий государства силу?

Кругом никого. Неизвестно, откуда явилась карающая рука и, совершив казнь, исчезла туда же, откуда пришла — в никому неведомую область. Кругом снова тихо и спокойно. Только порою труп убитого свидетельствует о недавней катастрофе. Враги чувствуют, как самое существование их становится невозможным, они чувствуют свое бессилие среди своего всемогущества.

Политическое убийство — это самое страшное оружие для наших врагов, оружие, против которого не помогают им ни грозные армии, ни легионы шпионов. Вот почему враги так боятся его. Вот почему 3—4 удачных политических убийства заставили наше правительство вводить военные законы, увеличивать жандармские дивизионы, расставлять казаков по улицам, назначать урядников по деревням — одним словом, выкидывать такие salto mortale самодержавия, к каким не принудили его ни годы пропаганды, ни века недовольства во всей России, ни волнения молодежи, ни проклятия тысяч жертв, замученных и на каторге и в ссылке...

Вот почему мы признаем политическое убийство за одно из главных средств борьбы с деспотизмом.

Мы переживаем не совсем обыкновенное время. После ряда светлых образов мучеников и мучениц за свободу, которых мы видели в процессах 76 и 78 гг., перед нами встают ряды таких же светлых, но более грозных мстителей за нее.

После Софьи Бардиной, Петра Алексеева, Мышкина, Здановича, Волховского и др., перед нами на скамьях подсудимых являются Засулич, Садовцы, Фомин и Бобохов.. Перед нами скоро явятся Дубровин, Федорова, Малиновская и кружок революционеров, защищавших свою свободу в Киеве .

Эти люди были последовательны до конца. Гордые борцы за свободу всех, они не могли позволить никому наложить руку и на свою. Свобода была им дороже жизни, и только с жизнью они хотели отдать ее. Когда враги стучались в запертую дверь их жилища, они вынимали револьверы, еще шаг — и они стреляли... вырвутся ли они из рук врагов или погибнут — они все равно оставят свой след в истории.

Это были действительно свободные люди среди миллионов рабов, для которых даже не понятно все чудное величие этих личностей. Это последние могикане единичной и самой трудной революционной борьбы; это первые застрельщики революции, осужденные на гибель, но необходимые для дела...

Будущее время массовых движений... Когда страсти улягутся, когда события очистятся от той коры, которою покрыли их злоба, зависть и честолюбие, когда дела предстанут в надлежащем свете, — перед этими людьми будут преклоняться, их будут считать за святых."

*
Вот так.