Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

ростов- москва - остальная вселенная

191.72 КБ

Художник Николай Константинов – друг Авдея, Кошлякова и всех прочих, кто здесь в связи с ростовскими делами упоминается. Вместе со всеми учился в Училище им. М.Б. Грекова, и потом дружили. Вполне довольно неплохой художник был. В конце 1980-х, вместе во всеми седлал попытку переселиться в Москву, но издержки неустроенной жизни показались ему не стоящими выделки, он вернулся в Ростов.

Умер в прошлом 2006 году. Отчего – неизвестно.

Истории.

1. Из Белозорской «Волшебной Страны»:

Художник Николай Константинов увлекся резьбой по дереву. Накупил всяких инструментов, в том числе несколько отличных топоров. А человек он во хмелю буйный. Бывало, придут гости, выпьют немного, он сразу давай топоры показывать: смотрите, какие острые! Гости говорят: "Хорошие у тебя, Коля, топоры," - и стараются незаметно запихнуть их ногой поглубже под диван.
Однажды Коля поссорился с женой. Она убежала на улицу, а он достал топоры и принялся рубить домашние вещи. А время было холодное. Вот стоит Вика на улице в халатике и плачет.

Подходят молодые люди.
- Что случилось, девушка?
Она рассказала.
- Ну, - говорят молодые люди, - Это ерунда. Сейчас мы его успокоим. Какая, говорите, квартира?
И пошли. Через пять минут вернулись, извинились и ушли по своим делам.

Коля потом рассказывал:
- Рублю я пальто. Чувствую спиной - от двери какая-то агрессия надвигается, какое-то зло. Я топоры наизготовку и поворачиваюсь к двери! А там темно, не видно ни хуя! Но чувствую - агрессия отступает, отступает...

Постояла Вика, постояла и пошла ночевать к Диме Келешьяну. Утром Дима побежал посмотреть, как там Коля.

Входит: дверь нараспашку. Посреди комнаты на груде порубанного барахла спит Коля - руки раскинул, в каждой по топору зажато. Проснулся, увидел Диму, улыбнулся: "А, Димка! А я всю ночь рубил, рубил, заебался!"

2. Истории мои:

Ростовский художник Константинов Николай живет в особом мире, весьма отличном от того мира, в котором живет остальное человечество.
Дело в том, что он имеет склонность постоянно и непрерывно курить некую особую траву, которая и переносит его в некие особые, отличные от нашего миры.
И делает это он так упорно и так много лет без передыха, что он находится в этих иных мирах уже и тогда, когда не курит этой волшебной страны.
Он, иначе сказать, переселился в них окончательно, в нашем мире находится только его бренное тело.

Примеры:

2.1.
Начнём как положено – с описания внешнего вида.
На вид Кол Константинов был вот каков: вид у него был классического сумасшедшего.
Высокого, за метр девяносто, роста; худой, но не тощий – костистый; шагал огромными шагами, нелепо размахивал длиннейшими ручищами; интеллигентное и даже благородное худое лицо его было всегда сосредоточено, точно он непрерывно думал какую-то неотступную и чрезвычайно важную думу.
И вот.

2.2.
1990, осень

Н.Константинов решает посетить с дружеским визитом немца Ральфа (см. сообщ. Шнапс) на его Германской Федеральной, тогда как раз только-только объединившейся родине.

Он приезжает в Москву, с целью посетить Германское посольство и получить визу.
С вокзала он звонит в Трехпрудный: вот, я приехал, как к вам добраться?
Зная Кола, мы не стали ему рассказывать подробно дорогу, а сказали просто: ты приезжай на метро Горьковская, выходи наверх из первого вагона, а мы тебя встретим.

Ехать от Комсомольской до Горьковской, нынешней Тверской – минут 20 самый максимум.
Ждем 20 минут, ждем 40 минут, ждем час.
Надоело, плюнули, ушли.

Через 3 часа звонок.
Крайне возмущенный Кол:
- Чуваки, вы охуели, я тут уже 3 часа стою, где вы?

- А ты-то где?
- Как где? Как вы сказали. В метро.
- А какое метро?
- Какое? Сейчас спрошу.

Слышно как Кол хватает прохожих за рукав, чтобы узнать у них, какое же это метро из которого он звонит.
- Кировская! – наконец сообщает он.

- Кировская? Тебе же на Горьковскую велели ехать!
- Да? А я не понял. Вы сказали какого-то революционера, я какого увидел, там и вышел.

2.3.
В тот раз в Германию он так и не уехал: он не знал, что для выезда за границу нужен не простой общегражданский паспорт, а специальный международный.
Пожил в Москве, поехал назад в Ростов – делать загранпаспорт.
И так ездил туда-сюда раза четыре – все какую-нибудь нужную для посольства бумажку он забывал. Хотя ему дали написанный на понятном и простом русском языке список, что именно требуется в это Посольство предоставить.

3.
Но, наконец, все-таки уехал.Спустя некоторое время звонит оттуда:

- Ральф обманул! Нет такой улицы в Берлине, какой он адрес дал!

- В Берлине, может быть, и нет. Но Ральф, вообще-то, в Потсдаме живет. А ты в Берлине? Где же ты там обитаешь?

- Да у каких-то панков тут поселился – мне с ними плохо, они сумасшедшие совсем, с гребнями, размалеванные все, как бляди, музыку плохую свою без конца играют! (как всякий любитель марихуаны, Кол был заодно и любителем всяком фри-джаза и тому подобного; панк-рок для него - - -)

- Как же ты с ними связался?

- Потом расскажу, когда вернусь, сейчас уже деньги звонить кончаются.

Не вернется, думали, Кол, так и сгинет на просторах Германии в поисках Ральфа среди панков с их плохой музыкой.

Но нет, вернулся.

Расспрашивали его – как он там, чего он там – ничего толком не добились: осталось у Кола от в Германии одно ощущение непрерывного разнообразного бреда и тотального сумасшествия. (У него, впрочем, и от жизни в России такое впечатление лет вот уж 25; только хорошая затяжка да хорошая же порция фри-джаза позволяют ему как-то примирить хаос в своей голове с хаосом окружающей действительности.)

Ральфа и Потсдам он так и не нашел, три месяца в Германии так и прожив с размалеванными панками и их плохой музыкой, и даже ездил с ними по каким-то Германским городам – только Кол не запомнил, как они называются и чем они друг от друга отличаются.

Но как он у панков поселился – это он все-таки запомнил и был в состоянии рассказать.

И вот.

Кол приехал в Германию не знаю ни слова по-немецки и пару десятков слов по-английски (лав, дрим, герл, мен и прочее, что поется в песнях разной музыки).
Правда, у него с собой был русско-немецкий разговорник; но немецкая графика – не такая простая, как кажется, ее нужно уметь читать, да еще слова ужасно длинные, пока прочитаешь – язык сломаешь. Да еще Берлин – там специальный диалект, весьма отличающийся от германского литературного.

Так что когда Кол приставал к немецким прохожим с кое-как прочитанными им фразами из разговорника, пытаясь выведать у них разные нужные для жизни знания – прохожие шарахались от него как от опасного безумца, глаголающего глоссалалией.

Так он несколько дней бродил по Берлину, ища записанную у него на бумажке улицу, где живет Ральф.

Наконец, совсем измучился, отчаялся, был голоден, уже неизвестное количество времени не курил излюбленной травы – с собой везти побоялся, а где ее в Берлине добыть – естественно, не знал.

И вот отчаяние и еще некая неведомая сила заставила войти его в ближайший дом, подняться сколько-то этажей по лестнице, и – позвонить в первую попавшуюся квартиру.

Неведомая сила правильно вела Кола: это как раз и был сквот, где обитали упомянутые панки.

- Господа! Я уже несколько суток ничего не ел! Помогите мне! – попытался Кол составить немецкую фразу из слов своего разговорника.

Но из-за неправильного произношения и незнания синтаксиса и прочей морфологии вышло у него:

- Друзья! Я уже несколько суток ищу, где бы повеситься!

Такого человека панки не могли не зауважать - и тут же пригласили его осуществить это у них, сейчас.

Но постепенно то да се – и не стал К.Константинов вешаться. Да он и не собирался.

Вот так он у них и стал жить, несмотря на плохую музыку и все прочее.

Опять же – что-что, а где раздобыть в Берлине траву – это они знали.

тероганян:

Максим Белозор "Волшебная страна". Окончание главы про Авдея:

*
Авдей Степанович слетал в Париж, а как вернулся - не запомнил. Ночью он заблудился и испугался. Видит: в машине сидит человек. Он подошел и спрашивает кое-как по-английски:
- Ай эм сорри! Хелп ми, плиз!
А тот отвечает по-русски:
- Чего?
Авдей Степанович обрадовался:
- Старик,- говорит,- ты русский! И я русский! Ты откуда?
- Из Тулы.
- А я из Москвы!
- А сейчас ты где? - спрашивает человек.
- Как где? В Париже.
- А,- говорит человек.- Ты вон туда посмотри.
Авдей Степанович посмотрел, а там Курский вокзал.

*
Ранним зимним утром Авдей Степанович проснулся сидящим в вагоне. Посмотрел в окно: платформа, снег, на снегу стоит солдат. Ну, думает Авдей Степанович, опять в метро заснул. И спрашивает:
- Солдат! Это какая станция?
А с платформы говорят:
- Это город Воскресенск!

*
Однажды я вел Авдея Степановича домой, нас остановила милиция и забрала его в участок. А я пошел пешком вызволять друга. Прихожу - сидит Авдей Степанович в обнимку с двумя солдатами, в чем-то их горячо убеждает и иногда целует. Эти солдаты были прикомандированы к милиции для усиления патрульной службы.
Когда нас отпустили, Авдей Cтепанович мне сказал: “Я их убедил, что русским солдатам не пристало служить сатане!” Потом он долго шел по улице и орал:”Мы, русские сол-л-лдаты!” Я ужасно измучился и посадил его на какой-то парапет, чтобы передохнуть. Тут подошла старуха и покропила Авдея Степановича святой водой.

*
Однажды я положил Авдея Степановича в незаметном месте у станции метро “Кожуховская”, а сам спустился вниз позвонить по телефону. Поднимаюсь - Авдея Степановича нет. Смотрю - неподалеку на лавочке пьют мужики.
- Эй,- говорю, - тут человек лежал, не видели, куда делся?
- Это твой, что ли, был? - говорят мужики.- Вон, видишь, менты поехали? Это они его забрали.
Смотрю - вдалеке воронок едва виден. Ну, думаю, слава Богу!

*
Авдей Степанович Тер-Оганьян обладает аналитическим складом ума. Однажды он обнаружил на спине своего пальто следы блевотины. Стал рассуждать и нашел объяснение этому странному обстоятельству: когда он летел в Ростов на похороны Давтяна, то опустил сиденье, уснул и его стошнило. А потом уже подтекло за спину.

Логика помогла решить ему еще одну загадку. Все на том же пальто он заметил следы блевотины, опять-таки сзади, причем ровную горизонтальную полоску. Он стал рассжудать и вспомнил, как его тошнило с Красносельского моста. Тогда, сопоставив факты, он сообразил, что, по-видимому, наблевал на перила, а потом прислонился к ним спиной.

*
Как-то Авдей Степанович познакомился с немецкой девушкой. Проснулся он однажды у нее и попросил сходить в киоск, купить две бутылки сухого и зажигалку. Немецкая девушка сходила и принесла две зажигалки и одну бутылку сухого.

*
Однажды я позвонил Авдею Степановичу и спросил:
- Ну, ты как?
- О-о-о-ой! - сказал Авдей Степанович.
- Что, едва-едва живой?
- Едва, е-четыре,- сказал Авдей Степанович.

*
Авдей Степанович Тер-Оганьян в пальто и шапке шел по улице. Из телефонной будки высунулась толстая тетка и спросила: Дедуль, рублика не найдется?

19,12 КБ