Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

(no subject)

Вот чего ещё много-много лет не могу понять – зачем «Грейтфул Дэд» была накупаемые Аузли горы супераппаратуры и громкость в 120 дцб, «превосходящая», как многократно отмечала советская пресса, «громкость реактивного бомбардировщика на взлёте»?

Зачем, если играли они всю дорогу нехитрое совершенно беззубое поп-фолк и кантри бренчалово, даже без фузза и каких-либо иных исказителей звука?

Знаменитое фото из "Ровесника" середины 70х, иллюстрирующее тезис о непревзойдённой громкости:

http://www.rock-book.ru/total/rock_publication/west/logo/1978-06.jpg

*
https://www.facebook.com/miroslav.nemirov.3/posts/744458422355408

восьмидесятые - хроника

1981 июнь: в Ростов с родителями на свежекупленных Жигулях. Пять дней, с заездом в Волгоград. Урал впечатлил.

1981 июнь – август. Ростов. Жарко и скучно.

1981 сентябрь. Тюмень, второй курс. Колхоз на месяц.

1981 сентябрь 17 или около того: в утра пошли в магазин и обнаружили: водка теперь стоит не 3.62, а 5.30. Подорожал и табак, но уже не помню, со скольки и до скольки. Курили, кстати, мы в основном болгарские сигареты –Интер, Феникс, Стюардессу, Аэрофлот. (Артурбан пристрастился – это ещё летом - к финскому Марльбору по рублю за пачку!)

1981 октябрь: общага на Семаковке. Плотников С., Федотов, Шахторин. Светка Сухарева-Бубнова.

1981 ноябрь декабрь: Не ужился с ними. Ушёл. Ночую на вокзале, в аэропорту, в университетских аудиториях (см. Бурова).

Элиот. Состояние отчаяния. Бритва в кармане.

Структурализм: Засорина, Апресян.

Марина Семёнова. Ольга Боголюб. Иксанова. Люська Смянникова.

Мандрика. Ленинец. Редакция. Я в ней поеелился жить.

Морозы лютые. Рваные штаны, рваные кроссовки. Из университета месяца полтора не выходил – холодно!

(no subject)



Это наш советский самолёт начала тридцатых К-7.

Это на с ру-вундерлюфт проводили конкурс на лучшего прототипа "Белого Орла" из "Обитаемого Острвоа" Стругацких.

То сеть, выбирали реально существовавший - и летавший! - самолёт, наиболее подходящий под вот это описание:

http://community.livejournal.com/ru_wunderluft/115578.html

Итак, дорогие коллеги, пора приступить к выборам самолета, наиболее соответствующего следующему описанию:

"Личный Е. И. В. бомбовоз "Горный Орел" поразил воображение Гая. Это была поистине чудовищная машина, и совершенно невозможно было представить себе, что она способна подняться в воздух. Ребристое узкое тело ее, изукрашенное золотыми эмблемами, было длинным, как улица.
Грозно и величественно простирались исполинские крылья, под которыми могла бы укрыться целая бригада. До них было далеко, как до крыши дома, но лопасти шести огромных пропеллеров почти касались земли. Бомбовоз стоял на трех колесах, в несколько человеческих ростов каждое -- два колеса подпирали носовую часть, на третье опирался этажерчатый хвост. К блестевшей стеклом кабине вела на головокружительную высоту серебристая ниточка легкой алюминиевой лестницы. Да, это был настоящий символ старой империи, символ великого прошлого, символ былого могущества, распространявшегося на весь континент."

2. Ну и – выбрали:

http://community.livejournal.com/ru_wunderluft/120591.html?nc=9

"Народ сказал своё веское слово. Со 111ю голосами, в жестокой борьбе обогнав ближайшего конкурента более чем в три раза, победу одержал Калинин К-7:





Подробно про него – под катом.
Collapse )

ужасная правда

...после ряда консультаций со специалистами Мейссан пришел к выводу, что летчики-любители не могли с такой точностью (да еще на малой высоте в городской черте, где полет дьявольски сложен) попасть именно в середину "башен-близнецов". Размах крыльев "Боинга-767" - 47 м, а ширина башни - 63 м; достаточно отклониться в сторону на 5 м - и атака на башни провалилась бы. При этом надо учесть, что при скорости в 700 км/ч и весе "Боингов" времени на корректировку курса у летчиков было лишь 0,3 секунды (c. 32-33)!

Профессионалы же подсказали Мейссану, что есть способ точно поразить цель: идти по радиомаяку. Если установить в башнях радиомаяки, то самолеты выйдут на них автоматически (вплоть до того, что для этого их даже не надо захватывать, надо лишь заложить соответствующую программу в бортовой компьютер - причем управлять самолетом можно тогда с земли, такая технология есть у Министерства обороны США, называется она "Глобал Хаук") (c. 33-34). Мейссан стал искать - и выяснил, что в ВТЦ действительно стояли радиомаяки, включившиеся, видимо, незадолго до атаки! Их сигналы зафиксировали радиолюбители, поскольку маяки создавали помехи в передачах с телеантенн, установленных на башне (c. 33).

................................
Затем Т. Мейссан обратил внимание на неожиданно малое количество погибших в развалинах ВТЦ: 2843 человека, включая пассажиров и экипажи двух "Боингов", а также полицейских, пожарных и спасателей, прибывших к зданиям - при том, что в башнях ВТЦ в момент первого самолетного удара находилось до 40 тыс. человек (и даже просто общее число служащих на верхних этажах, отсеченных пламенем, должно было составлять не менее 4800 человек) (c. 36-37).
Мейссан нашел публикацию в израильской газете "Гаарец", в которой Миша Маковер, директор фирмы "Одиго", одного из лидеров в области электронной связи, сообщил, что фирма получила предупреждение о предстоящем теракте за 2 часа до него - с предложением эвакуировать персонал (c. 38). Интересно, что ФБР после этой публикации ЗАПРЕТИЛО сотрудникам фирмы "Одиго" общаться с прессой (c. 104).


Наконец, Мейссан раскопал удивительное признание президента Буша-младшего, сделанное им в г. Орландо (шт. Флорида). Президент рассказал, что 11 сентября, вскоре после первой авиаатаки на ВТЦ ему показали по телевизору кадры столкновения самолета с башней - и, когда он смотрел эти кадры, в помещение ворвался главный секретарь президента Энди Кард со словами: "Второй самолет врезался в башню. На Америку совершено нападение" (c. 40). Однако в отличие от столкновения самолета со второй башней ВТЦ (которое весь мир мог наблюдать в прямом эфире), кадры, запечатлевшие первое столкновение, были обнаружены гораздо позже - спустя 13 часов после событий, когда агентство "Гамма" обнародовало съемку братьев Ноде. Следовательно, делает вывод Мейссан, президенту показывали ДРУГИЕ кадры - кадры СЕКРЕТНОЙ СЪЕМКИ, сделанной спецслужбами. Но раз спецслужбы вели такую съемку, значит, они ЗАРАНЕЕ знали о месте и времени событий (c. 40-41).

Т. Мейссан делает такой общий вывод: самолеты были направлены на здание ВТЦ по радиомаякам; находившиеся в зданиях фирмы и учреждения (хотя бы часть из них) были предупреждены о теракте заранее, чтобы уменьшить число человеческих потерь; все три рухнувших здания были подорваны зарядами с земли. После чего Мейссан спрашивает (не без сарказма): "Может ли подобная операция быть задумана в пещерах Афганистана, управляема из них и исполнена горсткой исламистов?" (c. 41).

И Мейссан выдвигает версию ЗАГОВОРА ВНУТРИ АДМИНИСТРАЦИИ США, ЦРУ И ВОЕННОЙ ВЕРХУШКИ.

.............................
итд:
http://saint-juste.narod.ru/11092001.htm

Всеволод Некрасов

Самое знаменитое у Некрасова, это

свобода есть свобода есть свобода

Смысл?

Ну, смысл тот, что это лучший ответ на то и дело возникающие речи, что на самом деле никакой свободы не бывает, и что такое вообще ваша свобода; что? да вот то? свобода?

свобода есть свобода есть свобода!

Вот история в пандан.

Лучшее время в жизни основателя сибирского панка Артура Струкова было - когда он в армии служил в дисбате, посаженный туда за расхищение государственного имущества: служа в авиации, в аэродромной обслуге, он спирт, смешанный с глицерином, который залит в самолётные шасси - так называемая "массандра" - которую после полёта полагается выливать на землю - он его выливал в канистру, а после пил с сослуживцами.

Авиационные солдаты всю жизнь пили эту массандру и пьют и сейчас, но Артурка попал под антиалкогольную компанию - и загремел в дисбат на три года.

В дисбате ему очень понравилось, он там жировал и катался как сыр в масле (каким образом и почему - это отдельная история, она описана, со временам опубликую), а кроме того - он сочинил там очень много песен - и лучших из всех его, сочинённых когда-либо.

А лучшая его песня была - "Свобода".

Это было очень длинное рээги, то тягучее, как у Марли, то маршееобразное, как в Аквариумовской "Никто из нас не выйдет отсюда живым", а текст состоял из первой строчки:

Есть очень много разных тем,

второй:

Но мне нужна она

и третьей:

Свобода!

И слово свобода-да-да-да-да и пелось в течение остального течения песни на разные манеры и голоса.

По Артуркиным рассказам, песня эта его товарищам по узилищу очень нравилась, но они всегда ужасно пугались, когда он её начинал петь: ну, это уже совсем пиздец, дойдёт до кума - точно всем, кто слушал, срок в два раза увеличат!

Хотя у Артурки тогда была куча песен и прямого антисоветско-обличительного содержания - о злодяних ментов и кгб, о нехватке продуктов питания и тому подобного "русского рока" - но их не пугались. А вот "Свобода"!

Так-то.